К. Маларкей Мальчик, который вернулся с Небес Глава 3-4-5

 

Глава 3

По двое

На третий день после аварии произошло неожиданное изменение. Медсестра подошла ко мне и спросила, «Мистер Маларкей, можно мне поговорить с Вами наедине?»

«Конечно».

Мы вышли в коридор, и она стала говорить, потом засомневалась и продолжила опять. «Ну, мистер Маларкей…Я знаю, Вы поймёте – я уверена, что Вы согласитесь – с сегодняшнего дня нам надо ограничить посещения к Алексу, не более чем двое человек в палате за раз».

«Я определённо понимаю, но надеюсь, что это не из-за того, что наши друзья переступили какие-то нормы или правила. Если так, я очень извиняюсь».

«О, нет, сэр! Вовсе не из-за этого, я … я уверяю», ответила она торопя. «Нет, дело не в количестве. По правилам больницы мы уважаем каждого посетителя».

«О, приятно слышать. Но почему же тогда правила изменили?»

«Ну», она засомневалась, подыскивая слова, «это не совсем изменения – просто, ну, директива, которой мы должны следовать».

Я кивнул головой, но внутри ничего не понимал. Прямо в этот момент находилось двенадцать человек в зале, ожидающих войти в палату, чтобы молиться за Алекса, как это было предыдущие семьдесят два часа. Я редко сразу принимаю то, что мне говорят и в этом случае особенно. Почему это правило стало важным именно сегодня, а не вчера или позавчера? Очевидно, что было нечто, о чём она умолчала. Затем всё прояснилось.

«Врачи осознали, что Алекс выживет, не так ли?»

Медсестра застенчиво кивнула головой и затем подалась вперёд, принимая конфиденциальный тон. «Я работаю в этом отделении двенадцать лет. Я никогда не видела, чтобы дети с такими травмами как у Вашего ребёнка выживали - никогда».

Семьдесят два часа были временем испытания у врачей. Они наблюдали. Они не ожидали, что сердце Алекса будет биться в этот день.

Моё сердце прыгало от радости, когда я спешил в зал ожидания к собравшимся там, чтобы объявить о новых правилах и объяснить причину. Все обрадовались и стали славить Бога. Список посетителей был переделан на группы по двое. Раньше люди могли молиться так долго, сколько хотелось, теперь же приходилось уступать место другим. Чтобы лучше упорядочить постоянный поток посетителей, мы решили, что не будет общения в палате, кроме как с Богом. Теперь у Алекса было по двое молящихся человек у его кровати всё время.

  + + +

Когда я пришел к Алексу на следующий день, во мне всплыло ещё одно воспоминание. За несколько месяцев до этого, Алекс буквально летал, ездя на мотоцикле на нашем местном празднике. Он и я были на верху большого холма на трассе, когда я повернул голову, чтобы посмотреть, куда ушел Аарон. В этот же момент Алекс бросился вниз с этого холма. Хотя мои эмоции подпрыгнули, когда я наблюдал за его скоростью, он на самом деле воткнулся в землю! Он где-то с друзьями научился подпрыгивать на трамплине. Через несколько недель после этого у него вновь была возможность попробовать прыжок через трамплин – уже в бассейне! Он напугал нас до смерти, но вновь благополучно приземлился. До этой аварии Алекс мог быть стеснительным на людях и не отставал от своих мамы и папы; когда же дело доходило до физической активности, он был бесстрашен.

Теперь же, когда я сидел возле него, я мог только гадать, что с ним произойдёт сейчас? Будет ли у него ещё шанс проявить своё бесстрашие опять?

+ + +

Когда Алекс будет ходить, мы собираемся пойти кататься на мотоциклах.

Греси Маларкей, сестра Алекса.

 

 

  

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

 

От Алекса

За Вратами

«Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя» Иеремия 1:5

Небеса – не следующий мир; они сегодняшний.

Небеса – это не где-то наверху на небе; они везде и нигде.

Небеса – это место, которое не является местом. Они вечные и бесконечные. Все другие места заканчиваются.

Небеса – это время без прошлого, настоящего или будущего … они всегда сейчас.

Когда я был в машине, я попытался пошевелить ногами. Я осознал, что они не двигаются. Я прошел через свет и услышал музыку.

Затем я оказался в присутствии Бога. У Него есть тело как человеческое, но оно огромное. Я мог видеть только Его колени, потому что, как говорит Библия, никому не позволено увидеть лицо Божье иначе такой человек умрёт. У Него была белая накидка, которая была очень яркой. Я посмотрел на свои ноги, и я мог двигать ими опять.

Даже сейчас, когда я говорю вам это, я чувствую в своём сердце, будто это произошло только что.

Всё было совершенным.

Мой папа рассказывал мне о человеке, который написал, как он побывал на Небесах (я думаю, что речь идёт о свидетельстве «90 минут на Небесах» - прим. переводчика). Он попал в автокатастрофу, как и я и пошел на Небеса и слышал неописуемую музыку и видел славные цвета – как и я. Но этот человек видел людей, с которыми он был знаком в жизни, которые разговаривали с ним об Иисусе. Когда я был на Небесах сразу после аварии, я не видел людей, а только Бога, Иисуса и ангелов.

Но когда я услышал эту историю, я сказал папе, что этот человек не был на Небесах.

Мой папа удивился. Папа сказал, что этот человек был пастором и что он верит ему. Я сказал папе, что история этого человека правдива; формально говоря (одна из моих любимых фраз), этот человек оставался перед вратами Небес. Тогда папа сказал, что этот человек и говорит об этом в своей книге!

Я спросил папу, «Он не видел Бога или ангелов, не так ли?» Папа сказал, что так говорит этот человек в своей книге. Я также сказал папе, что он не был там долго. Папа сказал, что так и было; он был там только около полутора часов. Папа спросил меня, откуда я знаю это. Это потому что он не видел многое из всего хорошего, что там есть, сказал я ему. Все небесные существа находятся за воротами. Бог хотел, чтобы он вернулся на землю.

Когда я пришел на Небеса, я прошел за врата. Я был с небесными существами, но другие люди, которые приходили на Небеса, все они были перед вратами.

Врата – действительно высокие и они белые. Они очень яркие и выглядят как чешуя у рыбы.

Я думаю, что место перед вратами это как прихожая Небес. Я был внутри Небес и всё более ярче и интенсивнее за вратами.

Есть дыра в прихожей Небес. Эта дыра ведёт в ад.

Позже папа попросил меня рассказать о других отличиях между внутренним и перед вратами, но я сказал ему, что мне не позволено рассказывать некоторые вещи. Бог сказал мне не рассказывать. Я не знаю почему; просто так Он сказал. Я спросил папу, удивляется ли он, но он просто обнял меня и сказал, что послушание Богу – самая важная вещь, чем что-либо.

Но я могу сказать, что внутри за вратами – это место, которое Бог приготовил для нас. Оно ярче и более цветное. Это невозможно описать… оно славное!

Перед вратами – это как комната ожидания. Движение снаружи не такое как внутри. Есть движение, но оно не такое же. Я не могу описать этого.

Тот другой человек, который побывал на Небеса, прав: музыка – прекрасна. Он говорил, что было много песен в одно время, но звучало как одна песнь. Я не думаю, что было много песен в одно время, просто очень интенсивно. Это прекрасно. Мне очень понравились звуки арф за вратами. Эта музыка несравнима с музыкой здесь. Она совершенна!

Совершенно – моё любимое слово для описания Небес.
 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Глава 4. Армия собирается

Через три дня после аварии я проснулся и отправился в душ. Я плохо спал прошлой ночью. Было приятно позволить воде каскадом стекать по лицу, как неожиданно я подумал, не переживает ли Алекс нечто вроде сна? Что происходит с ним? Где он? Он понимает, через что он прошел за последние три дня….или он уснул навеки?

С точки зрения медицины это были безответные вопросы. Бет и я ничего не могли изменить с практической точки зрения. Самое большое, что мы могли сделать, однако, это молиться и мы делали это с большим усердием.

Но мы чувствовали, что есть кое что ещё: мы могли обратиться ко всем, кто верит в силу молитвы и кто согласен ходатайствовать за Алекса перед Богом.

Люди собирались в больнице и молились в коридорах с самого начала, как начиналось время посещения – мы никогда не мечтали, что у нас окажется так много настоящих друзей. Но мы хотели распространить просьбу гораздо дальше, в Колумбус, по Огайо и до края земли, если возможно, так чтобы молитвенные воины могли подняться за Алекса. Мы слышали истории чудес, которые происходили, когда народ Божий приносил свои молитвы пред Господом. Мы просто не были готовы, однако, вскоре сформировалась постоянная молитва и мы стали окружены группой святых, которую мы называли Армия Алекса.

+ + +

У меня сильная вера, но я слабый человек. Пожалуйста, помолитесь, чтобы Бог постоянно обновлял меня и чтобы я не был постоянной мишенью врага. 

Опубликовано на PrayforAlex.com Кевином Маларкеем 10 сентября 2004 года.

+ + +

«Милые» христиане или молитвенные воины? 

Как часто мы слышим о людях, которых называют «милыми»?

Можно ли так сказать о нашей вере? Можно ли выглядеть приятным человеком, с улыбкой на лице, говорящем приятные слова, от чего создаётся впечатление, что такой человек близок к Богу? Можно ли сказать, что Иисус, апостол Павел и все святые в Библии никогда не описывались «милые»?

Бог позаботился о том, куда Он поместил нас – не среди эдаких «милых» людей, а среди истинных мужей и жен Божьих, солдат Креста, готовых к мобилизации. Эти люди, которые понимают духовную войну так, где многие бы не распознали её.

Что изумительно во всём этом, так то, что они также и практические люди. Кто-то служит Богу всем сердцем, другие своими руками, но эти люди вокруг нас превосходны в вере и делах. Когда Алекс находился в коме, а мы стояли и наблюдали, шокированные и окоченелые - имея при себе других детей, нуждающихся в нас - Бог использовал служение молитвенников, чтобы поддержать нас и продолжить битву за Алекса.

Наши жизни переплелись с такими молитвенными воинами так, как мы никогда не забудем. Один из них имел самое необычное имя.

 

перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Хиллбилли Грэм

Ни слова «Хиллбилли» ни «Грэм» не было в его свидетельстве о рождении. У него было другое имя. Первое пришло из-за его смешного деревенского акцента, второе – из-за его гигантской страсти приводить людей к Господу: «хиллбилли» - это версия Билли Грэма. Вдобавок особенный прикол его прозвища был в том, что он был успешным дантистом, который проживал в одном из богатых пригородов Колумбуса.

Зная духовную мудрость Хиллбилли, я был рад видеть, как он пришел к Алексу в наш первый день пребывания в больнице. Хиллбилли пообщался с нами несколько минут и сразу же приобрёл расположение, описывая случаи болезней и проблем в своей собственной семье и объясняя, как молитва изменяла обстоятельства – как это может помочь так же и для Алекса.

Один вопрос возник в моём разуме и было похоже, что Хиллбилли мог быть тем, кто ответил бы на него. Но это был такой вопрос, который я хотел сформировать очень аккуратно.

«Хиллбилли, могу я спросить у тебя кое-что?» сказал я осторожно. «Мне не совсем хочется говорить об этом, потому что я не хочу, чтобы ты меня не правильно понял».

«Не беспокойся!» сказал Хиллбилли в своей манере. «Так что у тебя там?»

«Ну, ты знаешь, ещё когда Алекс был маленьким, у меня было сильное чувство, что однажды он станет пастором. Я наблюдал за ним и видел, что он духовно чувствительный и особенный во многом, и я начал верить, что однажды он почувствует призыв к служению».

Мои глаза опустились вниз перед видом моего малыша, который пробудил такие возвышенные идеи, а теперь же лежал, будучи опутан всеми этими аппаратами, трубками и проводами. «Потом, ну, после аварии, я стал думать, что, наверное, это был дьявол – я имею ввиду, кто создал аварию. Потому что, если бы я был дьяволом, то я бы помешал этому ребёнку, имеющему такой большой потенциал, служить Богу. Я бы захотел навредить ему, пока он ещё мал, так ведь?»

Хиллбилли стал кивать и улыбаться, как если бы точно знал, что я говорю.

«Не пойми меня неправильно», добавил я быстро, «Я не ухожу от ответственности за то, что я сделал. Это я был за рулём, а не дьявол. Я никогда не скажу, что «дьявол заставил меня сделать это» и я не пытаюсь снять свою вину».

Хиллбилли запрокинул свою голову и разразился смехом. Его большая голова билась о моё плечо, «бум, бум».

«Благословляю твоё сердце. Я просто выпал в осадок. То, что ты хочешь знать это: хотел ли дьявол убить твоего сына?» И я спрошу, «Ты и вправду так думаешь?»

Затем он махнул рукой по всей комнате, где молились люди и продолжил, «Да, сэр, я верю, что дьявол пытался убить твоего сына – но знаешь что? Как обычно, всё, что он делает, это тревожит осиный рой!»

Я замер и прислушался к молящимся голосам, которые наполняли комнату, наподобие тихой музыке. Хиллбилли был совершенно прав. Всё, что дьявол сделал, это мобилизовал святых взывать к Богу. Как быстро они организовались распространять любовь Христа, помогая нашим нуждам и свидетельствуя всем, кто входил в двери детской больницы. Внезапно я ощутил невероятную силу.

«Ибо Тот, Кто в вас», написал апостол Иоанн, «больше того, кто в мире» (1 Иоанна 4:4). Когда я наблюдал, как вертолёт увозит моего сына, я чувствовал себя слабым и безнадёжным. Теперь же я осознавал, что есть другой способ посмотреть на вещи. Вы можете избирать смотреть на жизнь, как на безликую машину, которая не имеет руководства к пользованию или же рассматривать её как духовную битву, в которой молитвенная армия может оказать решающее воздействие.

Наша армия находилась на самой передовой, и я стал приобретать смелость от её присутствия.

Когда ещё мы обсуждали эти вещи, кто-то рядом со мной предложил, чтобы мы вышли из комнаты Алекса в зал. Я подумал, что мы могли мешать молящимся людям. Но как только мы вышли, Хиллбилли усадил меня на сиденье. Потом он собрал людей. Для меня! Это было последнее, что я ожидал, и я чувствовал себя немного неловко. Но всё, что я мог делать, было просто принимать. Все окружающие протянули свои руки ко мне, а Хиллбилли склонился у моих ног. Он попросил меня полностью вытянуть ноги. Затем он схватил мои лодыжки и начал молиться.

«Господи Боже», сказал он, «нам нужна Твоя мудрость сейчас, чтобы мы могли понять как молиться и о чём просить. Используй нас как сосуды для Твоей исцеляющей силы». Другие шепотом вторили этой молитве. «Мы здесь ради Алекса, дорогой Господь», продолжил он, «но сейчас мы приносим его отца, Кевина, пред Тобой. Он пострадал в этой аварии тоже. Исцели его, его разум и тело. Ты – Великий Врач; положи Свою исцеляющую руку на него, мы молимся, во имя Иисуса».

Хиллбилли Грэм закончил молиться, опустив мои ноги на пол, и сказал, «Ты исцелён».

«Что?!», спросил я.

«У тебя нет физических проблем после той аварии», сказал он. «Бог укрепил тебя, так что ты можешь укреплять свою семью».

 

Перевод Сергея Назарова 

www.oupouring.ru 

Искусство молитвы

После аварии у меня появились некоторые дисфункции. Я начал немного прихрамывать и до сих пор испытывал резкую боль в шее, когда поворачивал голову. Это были типичные затяжные проблемы, которые могли длиться несколько лет у тех, кто попал в подобного рода аварию. Хромота и боль в шее не исчезли мгновенно, но вот что удивительно: после молитвы Хиллбилли, в тот же день, мне уже не требовалась никакая медицинская помощь, которая обычно оказывается для такого рода травм, и у меня не было приступов.

Я смотрел на своих верных друзей, жмущих мне руки и плечи, и просящих Бога о моём здоровье. Ещё вчера я задавался вопросом: «Что эти люди думают обо мне?» И вот что они думали: они любили меня и хотели самого лучшего от Бога для меня.

Мне стало стыдно, что я сомневался в них. Как часто я несправедливо думаю о других? У меня ещё оставалось чувство вины за сделанное, но вместе с тем пришло и облегчение, зная, что за моей спиной стоят братья и сёстры во Христе, которые не судят меня, а молятся за меня, когда мне самому было так сложно молиться за себя. Их любовь наполнила меня свежей энергией молиться за Алекса.

Хиллбилли Грэм ещё не закончил, однако и у него был вопрос ко всем, «Есть ли тут кто-нибудь, у кого есть не исповеданный грех в сердце? Мы не сможем эффективно приблизиться к Богу, когда есть тайный грех в нашей жизни. Он не услышит нас. Нам нужно приготовить свои сердца и если кому-то надо примириться с Богом, сейчас самое время сделать это. Давайте принесём эти грехи перед Богом и примем прощение, которое Он предлагает. Давайте будем чисты, насколько возможно, перед тем как взяться за эту большую задачу молиться за этого малыша. Все на некоторое время помолчите. 1 Иоанна 1:9 говорит, «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды». Давайте исповедуемся перед Богом и затем будем молиться за Алекса». У нас было множество невероятных молитвенных собраний в этот период, но это и пастор Браун, который приходил этой ночью, были особенными. Было ощутимое присутствие Божье среди нас.

В молитве мы вместо слов врачей говорили то, что Бог говорит. Мы молились за мозг и череп Алекса, мы молились за его дыхательную систему, за исцеление спины и, под конец, за то, чтобы смерть разжала свои челюсти от него. Мы знали, что Небеса ждут его, но мы верили, что у Бога есть что-то большее для него в этом мире. Как обычно, Хиллбилли повёл молитву.

Среди недели проходило собрание в церкви и вся община вновь молилась за Алекса, в то время как мы здесь несли своё дежурство. Хиллбилли почувствовал какое-то прикосновение к своей душе во время той молитвы и начал бесконтрольно плакать. Когда я услышал об этом, я позвонил ему.

«Что произошло, Хиллбилли?» спросил я. «Почему ты плакал?»

«У меня было изумительное чувство. Кевин, что-то происходило на Небесах касаемо Алекса. Дух Божий двигался и я мог чувствовать это, когда мы молились и меня просто переполняли эмоции».

Наука и Суверенность

Наука говорила, что Алекс находился без сознания и что он не мог дышать самостоятельно – он был лишен всякой возможности шевелиться. Насколько всем известно, Алекс был в коме. Врачи имели мало надежды на выживание. И даже если бы тело Алекса продолжило функционировать, то были сомнения в его умственном развитии. Был травмирован его мозг и нам сказали, что этот прекрасный шестилетний мальчик никогда не будет говорить.

Но то, что произошло с Алексом, вышло за рамки нашей семьи. Как вы уже читали, у него сохранилась детальная память об аварии. Он помнит людей, вытащивших его из машины. Он помнит, как меня поместили в машину скорой помощи, когда вертолёт улетел и свою дорогу в вертолёте.

Как объяснить это? Алекс определённо знает то, что он сам видел, слышал и чувствовал; он никогда не путал детали. Когда он вспоминает, то его воспоминания по-прежнему свежи. Мне кажется, что Бог позволил моему сыну увидеть все эти события. Затем дух Алекса был забран на Небеса.

+ + +

Позвоночный столб имел явное разделение. Лишь сухожилия вокруг позвоночного столба удерживали позвоночник. Травма была настолько сильной, что было невероятно, что Алекс может выжить.

Доктор Раймонд Ондерс (лечащий врач Алекса)

+ + +

 

Наука давала нам безутешные факты: сломанный позвоночник, повреждённый таз и травма мозга. Более того, травма позвоночника находилась на уровне С1-С3 затылочной части – это там, где позвоночный столб соединяется с мозгом. Само по себе это могло быть смертельным. В дополнении по-прежнему присутствовала возможность для дальнейшего повреждения. В первые дни после аварии врачи боялись, что может возникнуть опухоль в мозгу и с этим давление в черепе увеличиться. Был подключён датчик внутрь мозга для слежения за внутричерепным давлении.

Да, есть научные факты, а есть Божья суверенность. Окруженный молитвенными воинами, я помнил истину, что Бог не контролируется тем, что мы знаем. Я изливал своё сердце Богу в надежде, что предсказания врачей не оправдаются. Вскоре к этому присоединилось ещё больше людей, чем я когда-либо мог представить.

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

ОИТ, Дом молитвы

Я не был нигде прежде в таком исполненным молитвой окружении как во время, когда Алекс был в коме. Со многими хорошими людьми, поддерживающими нашего сына и ходатайствующими за других детей в отделении интенсивной терапии (ОИТ).

Группа поддержки Алекса стала основной в больнице. Когда первый лучи рассвета только восходили над горизонтом, окутывая всё своим светом, люди уже служили и были повсюду. Наше отделение стало больше похожим на церковь. Кто-то организовывал небольшие группки изучения Библии в приёмной ОИТ. Другие ходили по палатам и молились весь день. Было странно, что трагедия моего сына создала такое радостное общение, единство и служение. Но Бог действует с чудесами.

Иногда Бог открывал Свои планы через кого-нибудь, кто молился за Алекса. Однажды, когда мой друг Джей стоял рядом со мной возле кровати Алекса, он с беспокойством взглянул на меня и начал, «У меня есть кое-что для тебя».

«Ага». Я улыбнулся. «Что такое?»

«Прошлым вечером я был дома и думал об Алексе», сказал он. «Я начал молиться за него и внезапно Бог положил нечто в моё сердце. Кевин, я абсолютно осознал, что Алекс будет полностью исцелён».

Я посмотрел в его лицо, не зная, что сказать. Джей не был человеком, способным излишне драматизировать или увлекаться сверхъестественным – я никогда прежде не слышал от него ничего подобного.

Я уткнулся головой в его плечо и наклонился, как если бы принимал то, что он говорил. Но он ещё не закончил. С возрастающими эмоциями в голосе он продолжил, «Когда я был ребёнком, мне позвонили из больницы одним вечером. Врач сказал, что мой отец болен, но он заверил меня, что это не смертельно. Я знал, что мой отец близок к смерти. Не спрашивай меня, как или почему – я просто знал. Я мог бы привести тебя в тот дом и показать точное место, где я стоял. Вскоре после того как я повесил трубку, мой отец умер. Мне было горько, но я не был удивлён. Я знал, что это произойдёт. Ты понимаешь?» «Ого», сказал я, всё ещё не понимая к чему это.

«С того времени», продолжил он, «ничего подобного не происходило со мной. То есть, до прошлого вечера, когда ко мне неожиданно пришло, что Алекс будет полностью исцелён».

Я много думал о том, что рассказал Джей. Это было подобно Дейву, который был в вертолёте с Алексом и который разговаривал с Бет. Затем была сама Бет, которая выпалила пророчества об Алексе, включая то, что его история благословит людей на национальном масштабе. Были ещё другие заявления или истории от людей, что было совсем необычно в этот период времени. Все они в общем говорили послание надежды и исцеления для Алекса.

Мне хотелось верить. Мне хотелось, чтобы всё это сбылось, но мне было ещё далеко до принятия.

Через несколько дней Джей пришел к нам в больницу и отвёл меня в сторону. Мне не терпелось услышать, что он скажет в этот раз. Но Джей оказался менее утешающим, чем это было в прошлый раз – почти болезненным.

«Я не хочу говорить тебе этого», сказал он.

«Надеюсь, что скажешь», ответил я.

После неловкого молчания Джей глубоко вдохнул и наконец начал.

«Кевин», сказал он, «Я знаю, что ты верил, что Алекс будет пастором. Я здесь, чтобы сказать тебе, что будет нечто больше этого. Он будет как Билли Грэм».

Вновь это прозвучало необычно из уст моего друга. Я был уверен, что он видел, как мои глаза расширились. Подобно многим людям, я ставил Билли Грэма на высокий пьедестал. Есть христиане, а затем есть Билли Грэм.

«Но его влияние будет другим», продолжил мой друг. «Служение Билли Грэма обучает людей, как иметь личные общения с Богом через Иисуса Христа. Алекс выйдет из комы и его служение будет в том, чтобы показывать, какой Бог. Но также как доктор Грэм, твой сын будет иметь влияние на весь мир».

Я уставился на него, пытаясь что-то сказать, но так и не смог. «Показывать людям по всему миру, какой Бог? Вот чем будет заниматься Алекс?» Не то, чтобы эта идея претила мне, но от неожиданности я не смог облечь свои мысли в слова.

Мой друг пришел на помощь. «Я говорил, что не хочу рассказывать. Мне самому не по себе, как и тебе. Это звучит немного диковато, Кевин, я знаю, и ты наверно думаешь, что я несу чушь. Но я знаю это.

Я знаю в своём сердце, что это - правда, также как ты знаешь, что солнце встанет сегодня – также я знаю, что мне надо быть верным в том, чтобы передать это послание тебе, хотя мне не хочется».

В последующие дни продолжали приходить подтверждения о будущем служении Алекса. Но он был всё ещё в коме, лишь дыша благодаря аппарату, который вталкивал воздух в его лёгкие и его жизнь висела на ниточке.

Молитва продолжалась. Армия Алекса продолжала вести битву и новые участники прибывали изо дня в день.

 

 

Перевод Сергея Назарова 

www.outpouring.ru 

Алекс онлайн

С самого начала мы хотели распространить нашу информацию, чтобы большее количество людей могло молиться за Алекса. Но как держать людей в курсе, чтобы они знали, за что молиться? Естественное, что Интернет более всего подходил для этого. Больница предоставила доступ на свой сайт CaringBridge, некоммерческая организация, которая бесплатно даёт сайты для связи с родственниками и друзьями во время серьёзных ситуация со здоровьем. Но для Алекса мы хотели место в Сети, которое было бы более личным и смогло бы принести славу и честь Богу.

Джон Салливан, друг нашей семьи, точно знал, что надо делать. Джон – вебдизайнер и он посвятил всего себя на создание сайта под названием PrayforAlex.com. Он зарегистрировал этот домен, подобрал картинки для нас и, сложив всё вместе, получил прекрасный вебсайт, который позволял людям оставаться в курсе дел Алекса, оставлять сообщения для него и вдохновлять друзей молиться за Алекса.

Как только сайт заработал, у нас появилась секция «Новости Алекса», где мы регулярно обновляли информацию. Джон показал нам, как тысячи людей начинали свой день с захода на наш сайт, узнавая новости об Алексе. Секция для молитвы была только для нужд Алекса в начале, но потом стало местом для нужд и других. Люди публиковали свои просьбы, а «Армия Алекса» также принимала и их. Затем появилась возможность для обратной связи, что позволяло людям связаться с нашей семьёй.

PrayforAlex.com возымел огромный успех. Количество посещений выросло более миллиона за первые шесть месяцев. Большинство наших семейных сообщений были прочтены более тысячью человек. Мы добавили секцию «Глобальная молитвенная группа», которая показала, уже через несколько дней, что за нашего сына молятся бесчисленное количество людей по всему США и, через очень короткое время, по всему миру, включая Австралию, Гонконг, Германию, ЮАР, Англию, Ирак, Коста-Рику, Канаду, Афганистан и Гондурас. Армия Алекса стала интернациональным движением. Многие из этих людей сообщали, что вся их церковь молилась за Алекса.

К нам стали поступать истории от людей, которые просыпались в одно и то же время каждую ночь в течение недель или месяцев, чувствуя сильное побуждение от Святого Духа молиться за Алекса. Было необычно слышать о двадцати или более человек, разбросанных по всему миру, молящихся за Алекса в то же самое время. Эти свидетельства наполняли наши сердца свежим ветром ободрения, открывая, что Бог замыслил что-то значительное. Зная, что Бог движется в сердцах людей повсюду, наша надежда увеличивалась.

Сайт стал полезным инструментом. Это было как международный форум, посвященный Божьей работе, для служения нам и людям, которых мы никогда не знали. Это вновь напомнило нам, что Бог не ограничен, не отстранен и не находиться в каком-то духовном вакууме. Всё, что Он делает – взаимосвязано и когда Он благословляет одного человека, эффект распространяется на многих других.

+ + +

Вопрос, который я часто задавала, был такой: «Где Бог, и как Бог проявляется посреди страданий?» Если приходят сомнения, там ли Бог, помните это: Он знает боль, от которой мы мучаемся. Он предоставляет Свои руки, Своё тело, Свою любовь и Своё сострадание таким образом, как Он знает, как лучше послужить нам и поддержать нас.

Была группа людей 24-7, которая молилась за Алекса. Люди приходили к нам и говорили: «Вы не знаете меня, но я проснулся в три утра с побуждением молиться за вашего сына». Лучшее время атаки врага – это ночь, когда наш разум и тело отдыхает. Но Дух никогда не спит.

Бет Маларкей, мама Алекса

+ + +

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

От Алекса

Небеса и Земля

"Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне" Римлянам 8:22 

Бог создал землю как прекрасное местоtext-align: center; для нас, а мы испортили его.

Небеса – совершенное место для Его детей.

Небеса – то, чем должен был стать этот мир.

Многое на Небесах похоже на земное. Там есть деревья и поля травы, озёра и реки, и много из того, что мы знаем на земле.

Это просто на Небесах, где каждая деталь совершенна.

Может быть вы смотрите на закат и думаете, как же это красиво. Или вы смотрите на вершину снежной горы и думаете – «совершенство!»

Но я думаю, что невозможно до конца описать то, что я хочу рассказать вам: то, что вы видите – не совершенно! Это бледнеет по сравнению с Небесами.

Грех покрыл землю, и даже цвета здесь менее яркие, чем на Небесах.

На Небесах есть озёра и другие естественные вещи, но они не как наши озёра. На Небесах есть также то, что нет у нас на земле.

Я думаю, что мой папа не понимает этого иногда, потому я использую слова как «совершенный», «славный» или «превыше» постоянно. Но мне приходиться. Небеса – просто не как земля.

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Глава 5. Чудеса, проблемы и большие чудеса

Чувство Божьего присутствия становилось всё более ощутимее, чем я когда-либо знал. Чудеса происходили с Алексом – хотя мы ещё не знали об этом. То, что мы знали, было чудом христианского общения и через это пришло чувство, что Бог действует как в реальной сфере, так и в сверхъестественной.

Но я не хочу, чтобы вы подумали, что я с Бет сверхъестественные люди. Более всего, эта книга – не фантастика. В первые месяцы после аварии, когда мы были исполнены Божьего присутствия, мы также переживали войну, становящуюся интенсивной, опустошающей и, к сожалению, даже ужасной для каждого из нас. Я не хочу описывать все факты, что чувствуют нормальные люди, когда оказываются в стрессовых ситуациях, но я хочу быть честным. Часто мы вели себя далеко не так, как Христос хотел для Своих людей – это правда, вне зависимости от того, насколько бы мне этого хотелось.

Благодарение Богу, что есть другая истина: Бог продолжает быть верным к нам среди наших проблем.

Одно, читать Писания и соглашаться с истиной. Но пока вы не окажетесь в гуще искушений, пока вы не столкнётесь с жизненными обстоятельствами, которые испытают вашу веру, пока вы не дойдёте до абсолютного лимита своих физических и эмоциональных возможностей, пока вы не испытаете длительный стресс, вы никогда не узнаете, как вы будете реагировать с тем, что вы приняли во время своего комфортного чтения Библии.

+ + +

Я читал книги о духовной войне и видел это в Писании. Я знал, что такое война, но семья Маларкей дала мне по настоящему понять, что такое духовная война. Они были на краю не раз, но по Божьей благодати они никогда не переходили через край. Я действительно верю, что ад высвободил свои лучшие силы против семьи Маларкей, Бог же сохранил их. Кевин и Бет познали, каково это пройти и быть верными.

Пастор Гари Браун, пастор семьи Маларкей во время аварии

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Наш брак испытывает трудности

Мои отношения с Бет дошли до крайней точки. Нам сказано в Писании хранить свои глаза на Иисусе, даже посреди сильного шторма. Кода Бет и я перестали делать это, когда мы предались плоти, а интенсивность нашей жизни сделал даже маленькие проблемы огромными как горы. Я терял своё терпение, рассуждая о детях, например, или о том, что мы будем делать для завтрака. Это звучит глупо, я знаю, но порой мы были настолько захвачены своей собственной болью, страхами и физическим измождением, что позволяли выходить всему противному в нас. Бет и я должны быть честными и признать, что наши взаимоотношения сильно пострадали, не только во время первых недель после аварии, но и также в течение нескольких лет после.

Я знал все Библейские стихи, написанные особенно для меня, такие как «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь». А Бет знала все места в Библии, написанные специально для неё, как «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу». Мы знали, что Библия говорила. Пытаясь жить по этим словам в самом центре шторма, когда нервы напряжены до предела, мы впали в грех – не в такой грех, когда вовлечены другие люди; мы просто перестали ходить в любви. Мы стали далёки и раздражительны друг к другу.

Нас одолевало беспокойство, как мало времени мы могли давать нашим другим троим детям – они тоже нуждались в нас. Как мы могли создать «нормальную» домашнюю атмосферу для них? Это выглядело как ирония, после столь многих усилий заработать милый семейных дом, в котором мы бывали теперь крайне редко.

Мы проводили большую часть времени в больнице, отдавая всю энергию Алексу. Нашим средним детям было по четыре и два года – уникальный возраст, требующий особенного внимания. Затем, конечно же, был Райан, который появился у нас за два дня до аварии. Первые недели очень важны в развитии навыков общительности, личности и нормальной связи с родителями, особенно матерью. Мы не как не хотели игнорировать Райана.

 Казалось, что у нас столько дел. Бет и я, не лишне сказать, имели долгое общение с нашим Создателем: «Господь, Ты знаешь, что это больше, чем мы можем выдержать. Мы нуждаемся в Тебе, как никогда прежде. Мы молились за Алекса множество раз, как многие другие люди. Но мы должны положить пред Тобой так много других нужд. У нас есть ещё три других ребёнка, нуждающихся в нашем внимании. У нас есть неоплаченные счета. Мы состоим в браке и каждому из нас нужны силы. Мы можем только просить Твоей мудрости, Господи, и верить, что Твои обетования никогда не подведут нас».

+ + +

Я должен быть честным и сказать, что Кевин и Бет имели серьёзные проблемы в браке. Много раз я приезжал к ним в дом поговорить и помолиться с ними. Это были тёмные времена.

 Однажды я был сильно обеспокоен в своём духе, чувствуя духовное давление над их браком и потому позвонил одному из людей в нашей общине и мы вдвоём отправились в дом Маларкей. Я не стучался в дверь. Мы просто начали молиться, прошли вокруг их дома семь раз, молясь всё время. Это абсолютное чудо и абсолютное доказательство, что есть Бог на Небесах, что их брак выжил и что они вместе сегодня. Без Бога у них не было бы шансов сохранить свой брак.

Пастор Гари Браун, пастор семьи Маларкей во время аварии

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Наш дом испытывает трудности

Наш свободный родительский стиль продолжился в холодные недели зимы. Один из нас отправлялся домой с тремя детьми, а другой оставался в больнице. Затем мы менялись.

Одним вечером я был дома с детьми. Мало помалу, ледяной дождь захватил всю область Беллефонтейна, но нам было тепло внутри. «Пусть себе идёт», думал я. Затем, мигнув, выключился свет и дом погрузился во тьму. У нас пропало электричество. Быстро пакуя сумки до наступления более сильного ледяного ветра, я должен был найти место для детей и себя, чтобы провести ночь. В конце концов, мы временно перебрались в дом сестры Бет и я уложил детей спать.

На следующее утро я вернулся домой посмотреть, что произошло. Вернулось ли электричество? Дом был не виден со стороны дороги и прежде чем доехать до него, надо преодолеть несколько метров. Упавшее дерево перекрыло дорогу, не давая проехать. «Не проблема», подумал я, «пойду пешком».

Я перепрыгнул через лежащее дерево и аккуратно пошел по скользкой дорожке, разглядывая по сторонам разрушения, нанесённые ледяным ветром. Деревья валялись повсюду, покрытые корками льда. Одно лежит на дороге, а сколько ещё в других местах? Я позвонил своему отцу рассказать, что я обнаружил.

«Эй, пап, ты не поверишь. Тут деревья лежат повсюду. Невероятно. Хорошо, что не одно не упало на наш…» - Как только я сказал это, я увидел, что огромное дерево упало прямо по центру нашей крыши.

«У, пап, я перезвоню тебе».

Я недоверчиво стал разглядывать картину. Если бы дерево, упавшее на наш дом, было единственным, с чем нам пришлось иметь дело, то для меня это было бы чем-то серьёзным. Учитывая, что жизнь Алекса висела на волоске, это просто не представилось мне чем-то большим. Конечно же, у меня были смешанные эмоции, но когда твой ребёнок едва держится за жизнь, всё остальное выпадает из перспективы.

Я позвонил пастору Брауну. Я знал, что он приедет, как только распространит новость другим. И он привёз цепную пилу и каски! Мы одели каски и вошли в дом. По-прежнему электричества не было и хотя уже на улице было светло, внутри была темень. Не зная, какие структурные повреждения могли быть, мы шли очень внимательно.

Могло быть лучше; могло быть и хуже. Крыша могла свалиться совсем, но она удержала дерево, чтобы то не проломило пол. Требовался множественный ремонт – прямо то, что нам надо. Я подумал о нашей потрепанной семье и представил, как всё потечёт, когда пойдёт дождь. Бет, трое детей и я спали в подвале в доме сестры Бет всю неделю. Мы были очень рады, что Крис взяла нас. Мы уже привыкли спать в разных местах. Для малыша Райана это вообще было нормой; он только одну ночь провёл по крышей нашего дома. Мы все стали немного жестче в тренировочном лагере, которым стала наша жизнь.

Десять человек пилили и убирали упавшие деревья и ветки с нашего участка. В который раз, армия земных ангелов, казалось, снизошла к нам посреди наших проблем. Это был ещё один урок об уповании на Божье устройство.

+ + +

Когда Кевин перезвонил мне и рассказал о дереве на доме, моей первой реакцией был смех – не смех злорадства, но смех радости от благости Божьей. Это действительно было так. Для меня не существует вопроса «Почему плохие вещи случаются с хорошими людьми?», но «Почему что-либо хорошее вообще случается?» Мы определённо не заслуживаем этого.

Я сказал Кевину, «Во-первых, то, что пропало электричество. Как здорово. Не исчезни оно, Кевин, вы бы остались в доме, когда дерево упало на крышу. Во-вторых, тебе и так надо было менять крышу. Теперь же у тебя будет полностью новая и твоя страховка полностью оплатит это! В-третьих, у меня вопрос, Кевин: Какие деревья упали от ветра? Все слабые! Сильные деревья остались стоять. Ты получил естественное очищение, которое сделало твою территорию безопаснее и лучше».

Рука Божья была во всём в этой ситуации, но, как я показал Кевину, мы должны захотеть увидеть этого – принять это как Божье добро для нас.

Доктор Уильям Маларкей, отец Кевина

+ + +

Ремонтные работы, чтобы всё довести до конца, потребовали бы более двух лет. Половина крыши требовалось снести и перестроить. Перекрытия, прилегающие стены и потолок также требовали перестройки. Я нанял человека из церкви следить за этим проектом. Он и его команда пришли работать. Со временем оказалось, что эта команда из пятнадцати человек, используя свои отпуска и отгула на своих работах, приходили сюда решать не свои проблемы в самый сезон холодов. Эти люди были истинными слугами и они давали понять, что я служил им, позволяя прийти и чинить мой дом. Они работали, как если бы у них не было другой радости и привилегии долгое время.

Мы привыкли зарабатывать, платить за любую услугу и никогда не быть должниками. Вскоре после того как я «нанял» бригадира, я отозвал его в сторону и заверил его, что заплачу всем работникам. Когда я только заговорил об этом, один из людей услышал наш разговор. «Ты не понимаешь, Кевин? Это самая оплачиваемая работа, что была у меня».

«Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви» (Римлянам 13:8). Холод и вред от зимнего ледяного ветра не мог устоять перед теплотой, которую мы нашли в этих прекрасных примерах Христовой любви.

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Наш банковский счёт испытывает трудности

Мы уже были в тяжелой финансовой ситуации до того, как что-либо произошло. Теперь же было почти невозможно избежать недостатка денег.

В то утро накануне аварии я сидел в церкви и думал о финансовых трудностях нашей семьи, поскольку у нас родился Райан. Теперь же у нас была ситуация с Алексом и я не знал, откуда придут деньги, чтобы покрыть его астрономические расходы – в это время я просто не мог заниматься своей консультационной практикой. Я чувствовал, что просто разрываюсь, и я знал, что Бет чувствует то же.

Однажды, когда я сидел в палате Алекса, размышляя обо всё этом, ко мне подошла служащая больницы.

«Мистер Маларкей, можно с Вами поговорить?» спросила она.

«Конечно. Можно спросить, о чём?»

«Да. Ну, нам нужно обсудить вопрос оплаты».

Я застыл на месте, но постарался сохранить спокойствие на лице. Такой же стратегией я воспользовался во время, когда мне дали счёт за свадебный банкет, когда всё ещё продолжалось. Я вышел в коридор и женщина сказала: «Кажется, что есть проблемы?»

Она сказала: «Было бы замечательно, если бы Вы заполнили некоторые бумаги».

«Хорошо», сказал я, «У нас особенная ситуация. Я недавно перешел в другую страховую компанию и, честно говоря, я точно не знаю, как обстоят дела с этим».

Я был смущён. Мы уже использовали сотни тысяч долларов дорогого больничного времени, средств и затрат на операцию. Без моего ведома, счёт приближался к миллиону и я понятия не имел, откуда придут деньги.

«Я понимаю», сказала она. «Но не хотите ли Вы использовать Медикейд (Государственная программа бесплатной или льготной медицинской помощи – прим. переводчика)?»

«Я мало что знаю об этом, но разве это не для тех, кто совсем беден? Я даже не мог представить, что мы подходим».

«Люди часто думают так», объяснила она. «Люди часто удивляются, как эта система работает – особенно, когда семья многодетная. У вас же четверо? На каждого ребенка полагается прожиточный минимум». «Без понятия».

Мне не потребовалось много времени, чтобы посчитать и выяснить, что с моим текущим доходом и рождением Райана в ноябре мы подпадали под лимит Медикейд. Какой вес внезапно спал с моих плеч! Медикейд оплатит каждую копейку счетов Алекса и это начиная 1-го ноября 2004.

Я уже получил счета на сумму 200000 долларов. Список медицинских расходов содержал 7 пунктов. То, что я был должен больнице, составляло сумму 14 долларов, что было бухгалтерской ошибкой. Так что я был должен не так уж много!

Как я могу описать свои чувства? Ошеломительно. Великолепно. Смиренно. Стыдно.

«Да, Господи, Ты сделал, что хотел – вновь», молился я. «Я несу все эти бремена беспокойства, а Ты покрываешь всё согласно Своему плану. Я не понимал, почему у меня были проблемы с доходом и что это было частью Твоего совершенного плана! Счет моих потерь намного меньше тех счетов, с которыми я не встретился и если бы я даже использовал обычную страховку, тогда бы я не смог использовать Медикейд и мне потребовалось бы много лет оплачивать счета. Но Ты знал на будущее как благословить меня. Почему же я до сих пор не научился ходить в вере и доверять Твоей воле?»

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Выход из тюрьмы саможалости

Мой отец, как обычно, сказал это лучше всего: «Если вы не были сломлены, вы станете банкротом».

Он прав. Мой отец – самый лучший советчик из всех, кто когда-либо консультировал меня.

С самого начала наших переживаний с Алексом и аварией папа поделился со мной своими мыслями и послужил мне. Когда произошла авария, он выступал на медицинской конференции в Европе. Он быстро прилетел в Огайо. Как только он увидел меня в больнице, он обнял меня и сказал, «Сынок, многие люди в мире с удовольствием посчитали бы это их худшей проблемой».

Я осознаю, что многие люди не приемлют эту точку зрения и некоторые сказали бы, что он слишком нечувствителен. Но я знал своего папу. Его невероятный взгляд на жизнь давал ему изумительную силу на каждый день. Как много раз я приходил к нему с проблемой и он помогал мне? А как много раз он терпеливо слушал меня и давал хорошие советы? Но я всегда знал, что прежде чем я покину его комнату – он всегда приведёт в пример кого-то, кого мы оба знаем, кто сталкивался с подобной проблемой в жизни, чтобы мне лучше осознать и увидеть мою собственную проблему.

+ + +

Не получается ли так, что обычные события нашей повседневной жизни притупляют восприятие божьих и чудесных событий внутри и вокруг нас, происходящих всё время? 

Доктор Уильям Маларкей, отец Кевина

+ + +

Я пришел к пониманию мудрости такого подхода. Саможалость заключает нас в застенки своего самопоглощения. Весь мир суживается до размера нашей проблемы, и чем больше мы пребываем в этом, тем меньше мы становимся и тем больше, кажется, растёт проблема. Осознание других – это хороший антидот своей замкнутости.

Мы не единственны со своей проблемой и обычно наши собственные мучения намного меньше самого худшего, о чём мы знаем. Нет такого момента в жизни, когда мы не можем не возблагодарить – вне зависимости оттого, что происходит. Катастрофические события, подобно нашей аварии, хорошая проверка для этой философии. Но это верно даже тогда, и папа осмелился предложить это в тот самый момент, когда его внук находится посреди долины смертной тени.

Мне не нужно было знать, насколько я несчастлив. Мне нужно было напоминание истины: мои проблемы гораздо меньше, чем у некоторых и мне есть за что быть благодарным. Я не могу вообразить более мудрый взгляд. Я помню, как сидел в приёмной ПИТ, смотрел новости по телевизору о цунами, которое обрушилось на Индонезию в конце того года. Около 230000 человек в десятке стран погибли; 43000 из них просто смыло без следа.

Я сидел в кресле в больнице и наблюдал на экране, как дома смывает на побережье. Я подумал про себя, «У меня всё ещё есть Алекс, живой по благодати Божьей. У меня всё ещё есть мой дом». Ну хорошо, дом нуждается в ремонте, но он у меня есть. И даже когда мой дом пострадал от упавшего дерева, я могу сказать, «Многие люди в мире с удовольствием посчитали бы это их худшей проблемой».

+ + +

Я помню, как сказал своему отцу, что мог быть счастлив все первые шестьдесят дней комы Алекса – а я проплакал пятьдесят семь из них.

Кевин Маларкей

+ + +

Мой отец не верит в существование плохого дня. Я нахожу, что такое отношение привносит большую разницу в наше состояние. Чем жестче становится жизнь, тем больше хорошего мы видим в людях и в Боге.

Возможно узнать мир и боль в одно и тоже время, верите ли вы в это или нет. Жизнь может быть сурова и при этом можно чувствовать себя хорошо. Даже когда я плакал порой, я знал, что моя семья находится в воле Божьей. Я мог сказать, вместе со старым гимном, «Мне хорошо».

При этом, в моменты размышлений, я спрашивал себя, «Ты хотел бы, чтобы этой аварии никогда не было?» Да и нет. С человеческой и физической точки зрения, конечно же, я желал, чтобы этой аварии никогда не было! Но я не просто сборище молекул, случайно собравшихся во времени и пространстве. Я – дитя Божье, имеющее предназначение к другому миру, миру перед которым этот бледнеет. Наше духовное приготовление для следующего мира – это и есть приоритет этой жизни. Когда эта авария привела меня и Алекса к более глубокой жизни с Богом, мой ответ на этот вопрос отличается. Я решил смотреть на эту аварию как неизменную часть моей жизни.

Что если бы мы могли вернуться в прошлое и переписать события нашей жизни? С тем, что я знаю теперь, я мог бы избежать много боли в будущем. Но я также бы оказался без бесчисленных благословений Божьих, настоящих и будущих. Я никогда бы не приобрел мир в этом.

Дело не в том, что Бог запланировал пострадать моему сыну, но в том, что Божий план преобразует всё это в чудесные вещи, которые благословляют многие жизни – моего сына и всю нашу семью. Ничего хорошего не приходит без цены. Это сложно понять, но я спрашиваю себя, что если Иисус, которые заранее знал о Своём распятии, развернулся бы и ушел?

Я ненавижу боль и страдание, особенно когда оно происходит с теми, кого я люблю больше чем других в этом мире. Но я доверяю Богу; я доверяю Ему полностью обратить печаль в радость и сетование в танец. Я не могу дождаться, когда увижу, как Алекс затанцует.

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Может ли нас слышать Алекс?

Бет и я были с Алексом каждый день, но мы знали, что его братьям и сёстрам тоже нужно его видеть. Для них могло быть тяжело понять, почему Алекс не может говорить с ними или помолиться, и он был в странной комнате, опутанный непонятными вещами.

Спустя несколько недель комы мы решили привести Аарона. Из четырёх он был самый близкий к Алексу по возрасту и дружбе. У Алекса было несколько друзей, но его лучшим другом был Аарон. Они были неразделимы. На самом деле, начиная с четырёх лет у нас почти не было фотографий Алекса без Аарона. О чём это говорит? Они вместе занимались спортом, вместе бегали на улице, забирались на деревья и конечно же вместе не слушались родителей!

Мы поговорили с Аароном, подготовив его к встрече. По своей «родительской мудрости» мы сказали ему, что Алекс спит. Хотя мы и разговаривали с Алексом всё время, надеясь, что на каком-то уровне он мог слышать и понимать нас, мы не хотели, чтобы у Аарона были нереалистичные ожидания.

Аарон принёс Алексу подарок: фигурку солдатика. У Бет и меня был друг, «мистер Джефф», который также был близок к нашим детям. Он сопровождал Аарона и меня, неся Аарона на руках.

Я был очень насторожен, постоянно смотря на Аарона. Как же он воспримет это странное состояние его любимого брата? По-детски он очень обрадовался увидеть Алекса. Так легко переоценить, что ребёнок может подумать.

Мы держали Аарона перед распростёртым телом его брата, а он начала показывать Алексу игрушку, которую принёс ему. В лучшие времена эти двое вместе играли в солдатики. Во многом Алекс был идеальным большим братом для маленького мальчика. Я подумал, как тяжело наверное Аарону внутри и как он соскучился по своему любимому игроку.

«Смотри, как солдатик может двигать ногами. Он бежит!» сказал Аарон, манипулируя конечностями фигурки и создавая соответствующие звуки. «Смотри, он принял стойку кун-фу!».

Он показывал все способности игрушки, как если бы эти двое были одни, проводя хорошее время вместе.

Я должен был быть удовлетворённым Аароном, но я не мог не беспокоиться по одному поводу. Маленькое сердце Аарона могло раниться, потому что его старший брат Алекс ничего не отвечал. Настолько мягко, насколько я мог, я сказал, «Помни, Аарон, что твой брат спит. Он не может слышать тебя».

Аарон повернулся, смотря прямо мне в глаза, и сказал с абсолютной уверенностью, «Он слышит меня».

Ему было только четыре, но он говорил со всей уверенностью того, кто имеет факты. Он отвернулся как бы говоря, «Что делать, когда взрослые не понимают этого?» и продолжил показывать способности игрушки Алексу.

Джефф и я просто посмотрели друг на друга и пожали плечами. Возможно ребёнок может видеть и понимать такое, что взрослым не вместить?

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

Чудеса на Рождество

Мир никогда не будет помогать семейному кризису. Наши жизни оставались под воздействием разочарований, обсуждений и медицины, даже когда множество людей приглядывали за нашими другими детьми и помогали нашим собственным нуждам. Одной постоянной, вкруг которой всё вертелось, был Алекс в своём затяжном сне. Прошел месяц, как вся наша семья из шести человек собиралась в комнате в одно и тоже время.

Даже когда Алекс был за тысячу километров вне тела, мы начали приготавливать его к возвращению в свою жизнь. Мы не теряли уверенности, что это произойдёт, и мы считали, что должны подготовиться. Очень осторожно мы снимали его с кровати и помещали в кресло-каталку на короткое время - болезненный, методический процесс. Сперва мы сдвигали его к краю кровати, чтобы его ноги свисали. Бет стояла сзади, а я поддерживал его, обняв за грудь. То, что было первой серией тщательно продуманных движений, стало ещё одной рутиной в нашей жизни.

Однажды что-то произошло. Когда Бет закончила этот процесс, губы Алекса сформировали лёгкую, но явную улыбку. Мы переглянулись, чтобы удостовериться, не показалось ли это нам. Наш сын улыбался. Мы смотрели друг на друга в изумлении со слезами радости. Бог был так благ, что подал нам этот маленький ободряющий знак. Может быть Аарон был и прав. Но это было всего лишь на мгновение и Алекс вновь ушел туда, где мы не могли быть.

На Рождество мы подсчитали, что это была шестая неделя после аварии. Казалось, что прошло шесть лет. Впервые больница разрешила нам привести всех детей в палату Алекса. Мы смогли вновь пережить всеобщее присутствие и сделать рождественскую фотографию на память.

Это невозможно объяснить, пока сам не окажешься в такой ситуации, но это было самое лучшее моё Рождество. Наш сын был в коме, наш новый дом был в разрухе, а присутствие Божье было более реально для нас, чем прежде. Просто побыть вместе было особенным подарком от Бога. Мы взялись за руки и помолились, чтобы Господь сблизил нас ещё больше – друг к другу и к нему – в 2005 году.

+ + +

Спустя несколько месяцев после аварии с Алексом, я присутствовал на консилиуме. Это когда врачи из лётной команды совместно рассматривают дела пациентов, чтобы достичь лучшего понимания в процессе лечения. Во время этого консилиума не даётся никакой информации для идентификации личности.

Нам сказали, что лётная команда хорошо поработала. Затем нам показали рентгеновский снимок черепа, отделённого от позвоночного столба. Врач предположил, что этот пациент должно быть умер, потому что травма была несовместима с жизнью.

Я был на 100% уверен, что это был случай Алекса, хотя и не было никакой идентифицирующей информации. Позже я узнал, однако, что это действительно был Алекс. Естественно для врача сказать, что человек в таком состоянии умер; однако Господь позаботился об Алексе и Алекс не умер.

Дейв Кнопп, врач спасатель

+ + +

Посреди этой радости от пребывания вместе, мои глаза скользили от одного ребёнка к другому, затем на Бет, но мой разум воздвигал будущие горы счетов. Мои мысли бились между Иисусом и изумительным финансовым обеспечением, сделанным Богом, и горой испытания, на которой мы взбираемся. В какой-то момент восторжествовала вера; в другой раз волны гнева затмили Искупителя. Я привык читать истории об Израильтянах и удивлялся, «как эти неблагодарные люди могли так быстро убирать свой взгляд от Бога после стольких чудес, сделанных для Них?» Теперь я не удивлялся. Я был в точности как они. При этом, посреди всех этих временных беспокойств, мы были близки к тому, чтобы увидеть как мир, в котором мы живём, столкнётся с миром, который переживал Алекс.

 

 

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru

От Алекса

Ангелы

«Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим. И сказал им Ангел: не бойтесь» Лука 2:9-10

 

 Ангелы – не мальчики или девочки. Они ничего подобного.

Они полностью белые и имеют крылья.

Некоторые не такие большие, как думал папа - они около полуметра длиной. Другие ангелы, особенно те, что на Небесах, больше. Ангелы приходили ко мне много раз, и мне становилось не по себе, когда подходили большие ангелы. Позже, когда я смог поговорить с папой об этом, он сказал мне, что, может быть, маленькие по размерам ангелы помогали мне с моим страхом – я не знаю.

У них разные обязанности. Одни просто помогали чувствовать мне себя лучше – я получал больше смелости. Другие помогали мне открывать рот и произносить слова. Один клал свои руки на мою грудь – чтобы помочь мне стать сильнее, помочь мне дышать. Я всегда вижу ангелов, когда они приходят и хотя я не могу говорить, они могут слышать меня. В то же самое время они занимаются своим делом, они создают прекрасные песни для Бога.

Однажды, когда ангелы были со мной в моей больничной палате, мой папа спросил меня, хотел бы я петь вместе с ними. Я сказал «да», и мы спели песню поклонения – я не могу петь своим ртом, но я пел с ангелами – они могли слышать меня. Это было в дни, когда я должен был разговаривать с людьми с помощью специальных сигналов – но мне не нужно говорить с ангелами таким способом!

Люди говорили мне, что после моего пребывания с ангелами моё лицо светится – как тысячи рождественских фонарей. Прикольно то, что я могу улыбаться только уголком своего рта, но моя улыбка после посещения ангелов становиться огромной. Я слышал о лице Стефана в Библии, когда он смотрел вверх на Небеса. Может быть его лицо было таким же?

Есть разного рода ангелы. Люди часть просят меня описать их, но это трудно! Я могу только использовать слова «великолепно», «замечательно» и «невероятно».

Ангелы рассказывали мне о себе и обо мне. Некоторые из ангелов – посланники, другие – воины, а некоторые - поклонники. Одна группа ангелов охраняет стены Небес. Это самые крепкие ангелы из всех. Они стоят на посту на стене, и основной пост – это небесные врата.

Мой папа спросил, похоже ли это на Великую Китайскую Стену. Нет, не похоже – как же описать это?

На Небесах очень много зданий, но я только заметил Храм. Бог никогда не покидает престол в Храме. Там есть свиток в стеклянном контейнере. В нём описан конец времён. Никто не может прочесть его, кроме Иисуса.

Так что есть много разных ангелов. Одно, что у всех них общее – это то, что они внушают трепет!

Они также давали мне чувствовать покой.

 

 

 

Перевод Сергея Назарова

www.outpouring.ru 

 

Продолжение публикации следует...

text-align: center;br /br /

system-pagebreakaddress style=

Контакты

Церковь «Святой Троицы» ХВЕ

Телефон: (3513) 57-98-00 
e-mail: hvemiass@gmail.com

Богослужения проводятся каждое воскресение. 
Начало в 10.00 и 14.00

Адрес Дома Молитвы: 
456300 г. Миасс, ул.Лихачева 1а

К покаянию