О скромных ПРИМЕРАХ веры: Ваня Моисеев

Свидетельство Вани Моисеева - это не просто свидетельство верующего в Бога человека, это свидетельство человека всем сердцем преданного своему Спасителю Иисусу Христу. Когда читаешь его простые слова, говорящие о его простой детской вере, доверчивости, готовности жертвовать жизнью ради Спасителя Иисуса Христа, невольно появляются слёзы... Его жизнь, его вера, его смерть за Христа останется для всех любящих Господа примером жизненного пути на земле... "Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех, и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще.." /Евреям 12:1/

МОИСЕЕВ Иван Васильевич, 1952-1972

Дорогие братья и сестры! С глубокой скорбью сообщаем вам, что 16 июля 1972 года в г. Керчи на втором году службы в армии за свидетельство о живом всемогущем Боге был замучен молодой христианин Иван Моисеев.

Этот простой, искренне любящий Господа юноша, по прибытии в часть в уединенных местах молился Богу. За это его неоднократно выставляли перед полком на всеобщее посмеяние. Публично издеваясь над ним с первых дней службы, армейские офицеры сделали его предметом всеобщего внимания, в надежде, что таким образом окажут на него давление и Ваня откажется от веры в Бога. Два года службы в армии для дорогого брата были годами сплошных пыток и чудовищных издевательств. Но юный благовестник оставался непреклонным и мужественно переносил испытания. В ответ на это, как особую милость, Господь посылал ему для утешения и ободрения Ангелов и сопровождал чудесами и знамениями его простое, как сама правда, свидетельство о Христе.

И как офицеры и заинтересовавшиеся этим работники КГБ, ничего не могли противопоставить его живой вере, то замучили, а затем утопили этого свидетеля Божьего.

Глядя на фотографию Вани со следами побоев и мучений, переданную родителями, так и хочется сказать: «Не умер, но спит». Спит спокойно, как доверчивое дитя, ничем не запятнавшее свою совесть. Не далеко то время, когда восстанешь ты, дорогой наш брат-мученик, для получения славного венца. Твоя короткая, но святая, яркая, как звезда в ночи, жизнь и сама казнь сделались живой проповедью о Христе, и эта проповедь долго будет говорить и по его смерти.

О мученической кончине брата Вани мы узнали из сообщения родителей. Для них смерть сына не была неожиданностью, так как он сообщал им в письмах о глумлениях над ним, а также рассказывал лично во время отпуска, за восемь дней до смерти.

Ниже мы полностью приводим сообщение родителей, сохранившиеся письма Вани, открытое письмо участников похорон, а также личное свидетельство о пережитом, записанное на магнитофонную пленку.

Совету церквей ЕХБ в СССР Совету родственников узников ЕХБ в СССР

от Моисеева Василия Трофимовича,
Моисеевой Иоанны Константиновны,
проживающих в селе Волонтировка
Суворовского р-на, Молдавской ССР.

СООБЩЕНИЕ

...Я увидел под жертвенником души убиенных за СЛОВО БОЖИЕ и за свидетельство, которое они имели... И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как они, дополнят число. Откр. 6, 9—11.

Дорогие братья и сестры!

Мы вынуждены пополнить вашу постоянную скорбь ради Иисуса Христа. Наш сын, Моисеев Иван Васильевич, 1952 года рождения, член Слободзейской церкви ЕХБ, отбывавший военную службу в г. Керчи в/ч 61968 «Т», 16 июля 1972 г. принял мученическую смерть за свидетельство Иисуса Христа. Избитого, израненного, обожженного раскаленным железом, еще живого, его утопили в Черном море на глубине 156 см при его росте 185 см.

«Смерть наступила вследствие насилия», — так отмечено в протоколе экспертизы при анатомировании.

Наш сын дополнил число убиенных за СЛОВО БОЖЬЕ. Вместе со скорбью, мы радуемся за его подвиг страданий.

Он больше всего на свете в своей жизни любил Иисуса и доказал это.

В своих предсмертных письмах часто напоминал нам: «Если вы любите в мире что-то или кого-то больше Иисуса, вы не сможете за Ним идти...» Взирая на Учителя благого, он твердо верил и страдал.

Пусть этот живой цветок, отдавший благоухание своей юности на крест, послужит добрым примером для всей русской молодежи (и для молодежи всех национальностей) так любить Христа, как любил наш сын Ваня,

Просим сообщить через журнал, что нас посетили испытания, но верен Бог, Который поможет перенести их.

Родные Вани: отец, мать, 6 братьев и сестра Моисеевы.
1 августа 1972 г.

Последние письма Вани Моисеева

21 /III 70 Привет из Феодосии поздравляю всех вас с Рождеством Иисуса Христа и хотелось бы, чтобы когда прочтете мое письмо вы имели мир от Господа и не печалились обо мне. Думаю, что вы все знаете или меня обманули, что поговорили с отцом, вы знаете. Я не взял автомат, то есть оружие в руки, ни присягу не принял, потому что сегодня было, но еще этот вечер, третий день после Рождества по новому стилю, я на свободе, хотя уже не буду на свободе. Папа и мама, и все остальные, сегодня 5-й день с тех пор как я начал свою битву. Уже был перед четырьмя полковниками, а подполковников и майоров было еще больше. И Господь победил все. Меня ожидает что-то страшное, но не боюсь, я не дрожал перед ними.

О, дал бы Господь и вам такую твердость и веру, чтобы знать что ответить на различные вопросы. Я ответа от вас не жду, ждите от меня другого адреса и сейчас, сегодня нас перевели в другое место, но в том же городе...

Всего хорошего Семе и Гале. Много здоровья бабушке и веры в Господа. Всем и собранию большой привет.

От вашего сына Вани.

15 июля 1972 г.

Христианский привет, любимые родители! Получил ваше письмо и обрадовался. Хочу сказать, что по милости любвеобильного Отца, здоров. Я написал вам, когда Господь мне открыл, какой есть самый правильный путь и каковы должны быть все христиане...

Любимые мои родители! Когда я был дома, Илюша выучил и спел мне псалом. Прошу вас написать. Илюша, учи еще псалмы, и учи старших, чтобы пели, потому что они не знают. Вчера был в Керченском собрании и встретился с здешними братьями из другого собрания, как и мы не с союзом. Выл брат из Сочи. И они знали обо мне. Встреча была очень хорошая. Все здешние и из Сочи передают привет в Господе всем братьям в Молдавии.

Любимые мои родители! Открыл мне Господь путь и я должен идти по нему, и я решил идти. Но не знаю: придется ли вернуться, потому что этот бой намного тяжелее, чем был первый. Намного тяжелее и больше борьбы буду иметь сейчас, нежели имел. Но не боюсь. Он идет впереди меня. Чтоб не скорбели, любимые родители, потому что я люблю больше Иисуса, чем себя самого. Я слушаю Его, хотя тело и немного боится, или не хочет исполнять все, так что и жизнь не ценю так, как ценю Его. Я не буду жить по своей воле, но как захочет Господь. Он скажет идти и я пойду.

Не огорчайтесь, если это будет последнее письмо вашего сына. Потому что и я сам, когда вижу и слышу видения, слышу как говорят Ангелы, и даже удивляюсь и не могу поверить, что Ваня, ваш сын, говорит с Ангелами. Потому что он, Ваня, тоже имел грехи и согрешения, но через страдания Господь очистил их. И он не живет, как хочет, но как хочет Господь.

Пишу еще тем, которые не верят в Господа нашего Иисуса. Вы называетесь антихристами, чтобы знали, хотя не верите, что есть Господь, Который мне дал жизнь, потому что это тело было мертво. Чтоб и ты, Семен, любимый брат, знал, что Отец Небесный и тебе дает жизнь. Даже я много устал с тобой. Чтоб знал и ты, Сема, что есть Господь. Поверь, что и говорил с Ангелами и летал с ними даже на другую планету, где нас ждет жизнь бесконечная.

Верьте, если хотите и те, которые еще не знают о другой жизни. Я вам пишу, потому что видел все это...

31 июня 1972 г.

Приветствую всех вас великой любовью Иисуса Христа. Пишет вам наименьший брат во Христе Ваня.

Вам могу писать еще это письмо свободно, и вы можете узнать, что после радостной встречи с Сергеем была не одна буря, а больше. Я был рад за все. Когда нет бури, ни ветерка тогда и скучновато станет, так что уже привык к любой буре

О как прекрасно и чудесно там, далеко от нашей земли! Какая там радость! О братья, идем мы все вперед, не страшитесь, если придется идти через огонь, идите вперед, к цели!

Если сердце твое будет любить что-то больше, чем Христа, тогда ты не сможешь идти за Ним.

Сейчас я буду вам писать какие тела у Ангелов. (И у всех будут такие, если мы будем верны до смерти.) Хотел я видеть Ангела и видел, видел как они одеты и рассказал вам. Но тела у них не как у нас. Их тела не будут мешать кому то другому смотреть дальше. Смотришь и через них можешь видеть, как через стекло. Внутри и снаружи он чистый-чистый, как кристалл, как зеркало. И можно видеть все, внутри у них ни одного греха, ни одной ошибки нет. Такие духовные тела и мы когда-то будем получать. Такие тела смогут все видеть и Иисуса, и Ангелов, и Отца Небесного, и тогда мы будем знать, что думает другой или сосед. О, какая радость, какая чистота и какая любовь существует там, как все чисты-чисты! Если будем тереть стекло, все равно грязнее будет, чем те тела.

Жду ответа с нетерпением. Желаю всем идти вперед к Небесной стране.

Без даты.

Мир вам, любимые родители. Были у меня из Запорожья братья во Христе. Радуюсь, хотя из союзного (зарегистрированного) собрания. Они предали меня на прошлой неделе за то, что проповедовал Христа.

Несмотря на то, что я солдат, работаю для Господа, хотя имею трудности и испытания. Иисус Христос дал приказ возвещать Слово жизни в городе, в любом собрании, в части; офицерам и солдатам. Был в штабе дивизии и в особом отделе. Хотя не долго было, но Господь сделал так, что и там хорошо получилось, что я возвестил Слово Его самым старшим, Еще больше я был притеснен и изгнан оттуда.

Те будут спасены, которые будут жить не по человеческой иоле, а по Божьей воле. Соблюдайте же заповеди Иисуса. Услышите позже, что имею многие чудеса и откровения.

С Господом. Ваня.

9 июня 1972 г

Приветствия вашего сына прекратятся вскоре, но, будучи слаб, сейчас приветствую вас любовью Иисуса Христа и миром Божьим!

Запретили проповедовать Иисуса. Имею мучения и испытания, но я сказал им, что не перестану нести весть об Иисусе. Господь постыдил их перед всей частью, так как они испытывали меня и вот встал тот солдат, который поехал в отпуск и рассказывал он всем, и спросил: «Чья сила была?»

...Работа большая и я иду по приказу Иисуса. Испытания большие и мучения не легкие. Имею много писать, но не могу писать в письмах. Жду встречи с Сергеем и выполнить приказ Иисуса.

Сейчас чтобы мы не стыдились говорить о Господе.

Все видят чудеса и говорят: «Воистину есть Бог!»

Буду сеять, и буду идти вперед, как меня учит Господь через Духа Святого и Ангелов.

Не обижайтесь, но я стараюсь в этой работе. И знайте, что для тела не легко. Здесь я хожу в собрание, хоть они и запретили. Братья передали всем привет, и я передаю всем привет: в Слободзею, Ермоклию.

Сене и Гале желаю, чтобы уверовали и увидели силу Господа, что Он есть. Как здесь все начальники и солдаты говорят, что есть Бог и боятся, ибо видят чудеса и силу Его. Бабушке тоже желаю уверовать, и чтобы знала, что дорога, по которой она идет, ведет в ад. Веруйте в Евангелие, пока зовет вас Иисус Христос, и Он вам дарует жизнь вечную. Я не могу дать жизнь.

Если услышите, что я на свободе, то знайте, что здесь к г. Керчи, оставил блокнотик, где написал чудеса. Может, вы приедете, или они к вам,— Господь знает все.

Будьте истинными христианами. Он укрепит и пошлет силу. Просите, ибо Он богат для всех, и все, что желаете, даст вам даром.

Я вас не забуду в моих молитвах.

С Господом. Ваня.

11 июля 1972 г.

Приветствую всех вас любовью Иисуса Христа! Пишет вам это письмо Ваня. Я очень рад за вес, и еще может быть встретимся.

Можете узнать, что строгим образом запретили увольнения для меня. Но работаю полным ходом для Христа и не хочу хвалиться, а хочу, чтоб вы знали и не забыли в ваших молитвах про нас.

10 июля, вечером, проповедовал Иисуса и покаялся один солдат. Я очень рад был, и еще больше сил наполнило меня.

Встречи с Сергеем еще не было. Слава Господу за все. Если встречусь с вами, расскажу подробно, а писать не могу.

...Больше, мне кажется, вы меня не увидите... а если думаете приехать ко мне, бесполезно. О вас я не забуду в молитве. Очень буду стараться встретиться с Сергеем.

Может, последнюю работу уже выполнил.

Примите сердечный христианский привет от наименьшего брата Вани. Всем передайте привет. Ответа не жду, и прошу вас не писать. До свидания. С Богом, дорогие друзья.

Мне стало жаль вас, но одно помню: иду выполнить Христовый приказ.

Приветствие от Вани.

13 июля

Получил я, браток, твое письмо, и с ответом запоздал, потому что была буря сильная. У Сергея нашли и забрали открыточки и литературу.

Ты родителям сразу не рассказывай. Скажи им: Ваня мне написал письмо и писал так: он по приказу Иисуса Христа идет в бой, а этот бой — христианский, и неизвестно, вернется ли он.

Желаю всем вам, дорогие друзья молодые и старые, один стих: «Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни» (Откр. 2, 10).

Примите, может, последний привет на этой земле от наименьшего брата Вани.

«Не унывай в пути, но твердо веруй:
Господь рассеет мрак и дух твой укрепит,
И солнца луч тебя согреет,
И мрачный путь Он снова озарит.
Пусть небо синее покрылось черной тучей
И солнышко не светит на пути,
Ты не забудь, с тобою Бог могучий...»

/Из блокнота И. Моисеева./

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

всем детям Божьим, составляющем Церковь Господа нашего Иисуса Христа ...Иные же замучены были, не принявши освобождения... Евр. 11,35

...Умерщвлен верный свидетель Мой... Откр. 2, 13

Возлюбленные в Господе, братья и сестры!

Извещаем вас о скорбном событии. Эта скорбь является нашей общей скорбью, ибо все мы составляем единую Церковь, единое Тело Христа.

17 июля 1972 г. брат Моисеев Василий Трофимович и его жена Иоанна Константиновна получили срочную телеграмму из г. Керчи в/ч «Т»: «Ваш сын Моисеев Иван Васильевич трагически погиб». При выдаче тела родным вручили свидетельство о смерти, где в графе: причина смерти, записано: «Механическая асфиксия от утопления».

В акте экспертизы при анатомировании значится: «Смерть наступила вследствие насилия».

Перед погребением гроб вскрыли и, осмотрев тело, все пришли в ужас: в области сердца шесть глубоких проколов, на голове слева и справа раны и ссадины, ноги и спина сильно побиты, на груди большие ожоги, так что стук пальца по коже слышен. Вокруг рта синяки.

Зная Ваню, как верного свидетеля Христа, мы заявляем: он был терзаем и мучим за Иисуса. 16 июля 1972 года для него оканчивался последний срок для рассуждения (Постоянно запугивая и подвергая пыткам Ваню, люди в штатском, как свидетельствуют документы, при участии военных начальников неоднократно давали ему сроки «подумать» и отречься от своих убеждений. (Прим ред.)), там он принял пытки и, так как был верен Богу, мучители не услышали от него отречения. Тогда, скрывая следы, его, еще живого, насильно утопили в море на глубине 156 см, при росте Вани 185 см.

У гроба замученного брата было много народа: братьев, сестер местных и приезжих, которые совершали благоговейное служение Господу. Похороны проходили 20 июля с. г. во второй половине дня с пением гимнов и несением текстов-венков на молдавском и русском языках: «Для меня жизнь Христос, а смерть приобретение»; «Не бойтесь убивающих тело, души не могущих погубить»; «Увидев год жертвенником души убиенных за Слово Божие...».

Вот лицо безбожников. Они дополняют меру беззакония своего, о чем свидетельствует ныне мученическая кончина дорогого брата Моисеева Ивана Васильевича.

Предав земле прах замученного брата Вали, мы возвратились на свои места с благоговением и желанием более ревностно служить Господу и так же, как брат Ваня, быть верными Ему до смерти.

Да, и в наши дни совершилось небывалое. Обратите внимание на это, посоветуйтесь и скажите. Расскажите об этом всему народу, любящему Господа. Расскажите об этом всем большим и малым, чтобы все, в ком есть страх Божий и кто жаждет встречи со Христом, единодушно устремились к Нему, защищая и отстаивая истину.

Ваши братья и сестры Слободзейской, Ерноклийской, Тираспольской церквей — участники похорон.

20 июля 1972 г. селе Волонтировка.

О пережитом

(Личное свидетельство брата Вани Моисеева)

По прибытии в часть я часто искал место для молитвы. Заметил одну комнату, в которой до 10 часов утра никого не было. Подъем солдат в 6 часов. Я одеваюсь и иду туда и молюсь до завтрака. Солдаты делают физзарядку, занимаются строевой, а я молюсь два часа. Иногда даже опаздывал на завтрак, потому что на часы не смотрел.

Так прошло два месяца. Настал день испытания моей верности Господу. Бог открыл мне, как я должен поступать. В то утро я встал в 5 часов и молился. Около 9 часов я поспешил встать в строй: все уже ожидали и искали меня. Пришлось отчитываться перед командиром роты за свое опоздание. Ему уже доложили, что я верующий. Майор приказал встать в строй и сказал, что я буду наказан.

Разговор с ним продолжался в поле. Солдаты занимались военным делом, а я разговаривал с начальником на другую тему. Он хотел заставить меня отказаться от моих убеждений. Когда мы вернулись в казарму, меня снова вызвали к командиру и там многие начальники беседовали со мной. Дали наказание: работать всю ночь. И я с радостью работал, пел и молился.

На другой день снова работал. Солдаты занимались строевой, а мне дали мыть полы в казарме. Казарма большая. Мыть щеткой с мылом, я был на все согласен и радовался. Начальство это заметило и как только я начал мыть, стали вызывать то к одному, то к другому.

Наконец, я был вызван к командиру дивизии. Встретил меня его заместитель и с ним я беседовал около трех часов. Он сначала кричал, потом перестал. Я спросил его: «Разрешите сказать вам несколько слов?» Он разрешил, думая, что уже переубедил меня и что я буду слушать его. Но я все время слушал Бога, а не людей. Я сказал ему: «Вы даром кричали. Вы не запугаете меня криком».

После этого меня увезли в другую часть, где целый день со мной беседовал полковник. Через 20 дней мы прошли 500-километровый марш для шоферов и нас отправили в г. Керчь.

Там меня начали испытывать. Первое испытание: 5 дней ничего не давали кушать. Они спрашивали меня: «Ты когда-нибудь болел?» Я сказал: «Нет, я не знаю, что такое больница». Они думали, что через 5 дней я должен заболеть. Но я не заболел, слава Богу! Я молился. Проверили меня на рентгене — не заболел. Отпустили. Об этом узнали начальники и сказали: «Дайте ему покушать, иначе вы опозорите нас, если он умрет с голоду!»

В строю я не ходил и песен с ними не пел.

Потом испытывали меня по-другому. Была уже зима. На дворе снег, 30 градусов мороз. Солдаты спят в казарме, а меня выводят на улицу и приказывают: стоять на морозе 5 часов. В летней форме: в одной рубашке, брюках, в сапогах, в шапке. Их не касалось, как я проведу время, лишь бы пробыл 5 часов на улице. А я все время молился, какой бы срок ни дали. После этого вызывают, спрашивают: передумал или нет. И снова повторяется тоже наказание. Но я холода не ощущал. Начальники если выйдут на улицу и постоят 10—20 минут, то дрожат от холода. Смотрят на меня и удивляются, что со мной ничего не случилось в такой мороз. Бывало целую ночь стоял, и даже подряд несколько ночей. Это испытание было две недели.

Помню, в первый раз, когда мне разрешили спать в казарме с солдатами, я разделся и лег после отбоя в 10 часов вечера. Я уже спал, солдаты тоже спали, как вдруг прилетел ко мне Ангел и сказал: «Иван, вставай!» Мне показалось, что это сон. Я встал, не помню как оделся. Из казармы мы вышли не через двери или окно, но открылся потолок и крыша и мы улетели на другую планету. Ангел мне сказал:

«На этой планете будешь идти за мной, потому что дороги не знаешь». И я шел за ним. Подошли мы к реке, по беретам которой была большая трава. Он перешел реку, а я боялся. Он сказал:

«Чего ты боишься?»

«Змей»,— ответил я.

«Ты со мной, не бойся! Здесь не так, как на земле. Змей здесь нет». И я перешел к нему.

Там он показал мне одного ученика Иисуса Христа — Иоанна. Иоанн был первым кого я видел. Он прилетел и рассказал мне, как они живут на той планете. Та планета озарена таким ярким светом, лучше, чем дневной свет на земле. Но солнца я там не видел.

Потом Ангел показал мне пророка Давида, Моисея, а после — пророка Даниила. Но я с ними не разговаривал, а только Ангел говорил с ними.

Когда мы шли дальше Ангел сказал: «Мы прошли далекий путь, и ты устал». Сели под большим деревом и немного отдохнули. «Я хочу показать тебе небесный город — Новый Иерусалим. Но если ты увидишь этот юрод, как он есть, то не будешь жить, а для тебя еще много работы на земле. Мы будем лететь отсюда на другую планету. Я покажу тебе только свет этого города, чтобы ты жил и знал, что небесный город действительно есть».

И мы улетели на другую планету, где были высокие горы. Мы не поднимались на те горы. Между гор было глубокое ущелье, Ангел поставил меня в это ущелье и сказал: «Смотри вверх и увидишь свет города».

И я увидел этот свет, который ярче Солнца и даже ярче дуги электросварки. Я думал, что ослепну, но Ангел сказал: «Ты не бойся, смотри, ничего с тобой не случится».

И я смотрел...

«Пришло время возвратиться на землю»,— сказал Ангел. И мы улетели. Помню, крыша и потолок раскрылись и мы очутились в казарме. Ангел стал по одну сторону кровати, а я по другую. Постояли 1—2 секунды. Дежурный по казарме закричал: «Подъем!» И Ангел скрылся.

Все солдаты встали. Я смотрю на себя: одет, койка моя заправлена. Я все запомнил хорошо, что показал мне Ангел.

Мой сосед встал (он тоже из Молдавии) и говорит: %с «Где это ты был ночью?»

А я думал, что все это было во сне. Я ответил ему: «Ты не помнишь, как я разделся и лег спать?»
«Да, действительно, ты со мной лег спать, но после трех часов ночи ты куда-то вышел, я подумал, что ты ушел в самоволку в город».

«Идем, спросим у дежурного»,— сказал я. Спросили у дежурного по казарме.

«Никто не выходил ночью,— ответил он,— я стоял у двери».

Тогда я рассказал своему соседу, где я был, но он не поверил.

Два дня я находился в таком состоянии, что не мог понять: живу я на земле или нет. Работал на машине правильно, ощущал все, но не верилось, что я на земле. Потом это все прошло. Но чудо откровения Божьего до сих пор удивляет меня.

Меня часто вызывали в штаб, беседовали со мной, допрашивали, угрожали все с целью перевоспитания и чтобы я не имел свободного времени. Если вызывают 10 раз в день, то этого мало. Иногда вызывали по 15—20 раз.

Однажды наша рота собралась на политзанятия. В начале собралось человек 20. Командир роты почему-то не пришел. Тогда солдаты решили провести беседу на тему: какая разница между моим Богом и их богом. Они спросили меня:

«Кто твой Бог?»

Я ответил: «Мой Бог всемогущий и всесильный».

Один сержант, армянин из Еревана, говорит мне: «Если твой Бог всемогущий, и Он жив и может все сделать, то пусть Он отпустит меня завтра домой в отпуск, тогда я буду верить в Него!»

И все солдаты подтвердили: «Да, если Бог отпустит его, мы будем знать, что действительно есть Бог. А пока все, что ты рассказываешь, мы принимаем за сказки. Если же твой Бог сделает это, мы поверим, что Он живой и может все сделать».

Я помолился в духе и Господь открыл мне: «Скажи, что Я могу это сделать». Тогда, обратившись к сержанту, я сказал: «Завтра ты уедешь домой в отпуск, но только исполни, что я скажу тебе». (Он курил.)

«Брось сигарету»,— сказал я. Он бросил. — А теперь вытащи пачку из кармана». Он достал и сжег ее. Пока проходила эта беседа, собрался весь полк, 150 человек. Затем пришли наши начальники и распределили нас по работам.

Вечером мы опять встретились с сержантом и беседовали всю ночь, спать пришлось часа два. Он обещал, что будет верить. Я дал ему некоторые советы, как вести себя в дороге, дома. Родители его неверующие, ничего не знают о Боге, А с начальником у него даже и разговора не было об отпуске. На утро, сразу после подъема, меня отправили на машине за продуктами. Потом мне рассказывали, что в наш полк из Одессы позвонил большой начальник, какой-то генерал, и приказал этого сержанта, срочно через 10 минут, отпустить домой. Но я верю, что это был не генерал, Ангел звонил по телефону.

В штабе оформили документы и сержант уехал в отпуск. Когда солдаты узнали об этом, то рассказали офицерам, какое мы вчера провели «политзанятие» и что исполнилось все, «что предсказал Иван». Офицеры послали нескольких солдат в погоню за сержантом, чтобы вернуть его и тем самым опровергнуть всеобщее мнение солдат, что Бог Ивана дал отпуск сержанту, но было поздно. Сержант уже уехал, и его не догнали.

Когда я вернулся в полк, солдаты окружили меня и с радостью рассказали, что он уехал. Не успел я поговорить с ними, как меня вызвали в штаб. Там ждал меня командир дивизии генерал-майор. На его вопрос о том, что произошло, я рассказал все по порядку о вчерашнем политзанятии...

«Но как ты мог знать, что он уедет в отпуск?» — спросил генерал.

Я ответил, что это сделал Бог.

Видимо, по распоряжению генерала меня хотели убрать из этой части, куда-то подальше увезти, но солдаты вступились за меня. Все бросили работу и собрались у штаба. Так я остался в своей части.

После этих «политзанятий» нас всех отправили на целинные земли на уборочную. Мне хотелось дождаться сержанта из отпуска, но нас увезли на целину.

За время работы на целинных землях, как рассказал дальше брат Ваня, Господь послал ему для утверждения его веры два видения. Одно из них он видел ночью, выйдя из палатки. На прекрасно сияющем звездном небе явилась яркая лента.

Но я не мог читать от яркого света,— рассказывал Ваня,— и стал читать по буквам, как мальчишка из 1 класса. Там было написано: «Я скоро приду».

По возвращении с целинных земель их часть продолжала работать в Одесской области в селе Жовтень Ширяевского района. Закончив работу, колонна машин воинской части, в которой служил Ваня, направилась к ж.-д. станции. Ване было приказано сесть в машину, вышедшую из строя, буксируемую другой машиной. В пути эта машина окончательно сломалась, так что ее невозможно было буксировать. Нужно было снять карданный вал. Ваня залез под машину и стал снимать карданный вал. Никто из солдат шоферов не догадался подложить упоры под колеса машины. И когда после долгих усилий ему удалось сорвать монтировкой кардан, он отодвинулся в сторону, чтобы кардан не упал на него. В этот момент машина /ЗИЛ-164/, груженная двумя тоннами земли, тронулась с места и наехала задним колесом на правое плечо Вани. Он успел только отвернуть голову и крикнуть, чтобы дали задний ход. Колесо остановилось у него на груди. Несколько минут прошло пока шофер буксирующей машины завел мотор и дал задний ход... Машина раздавила плечо и правую сторону грудной клетки Вани.

Два часа вся колонна простояла на дороге, пока Ваня пришел в сознание. Медицинской помощи
не было оказано никакой. В 3 часа ночи колонна прибыла на станцию Затишье, где тоже не было врача. Начальство, видя, что Ваня держится еще на ногах, решили везти его в общем эшелоне до Симферополя, надеясь в тот же день быть там. Между тем, рука Вани уже омертвела, дышал он с большим трудом. Воинский эшелон прибыл в Симферополь только на третьи сутки!

Прибыли мы в Симферополь ночью, в 4 часа,— рассказывал дальше Ваня,— ждали до 9 утра, и меня отвезли в военный госпиталь. Там хирург осмотрел меня, заставил поднять руку. Левая рука поднялась, а правая осталась неподвижной, омертвела.

Врач проверил плечо и руку на рентгене и положил в палату. На другой день меня снова взяли на рентген для проверки легких. Снова уложили в палату и ничего не сказали. На следующие сутки у меня повысилась температура.

На четвертый день вечером, это было 26 ноября 1971 года, температура повысилась до 42 градусов. Дышать я уже не мог. Правая рука была холодная, не чувствовал ничего.

Лежать я мог только на левом боку. В то время когда в палате был ужин, я поднялся с постели и стал молиться вслух так, как будто я находился в последний раз на земле. Все в палате слышали мою молитву. Помолившись, я лег спать и больше ничего не помню. На следующий день утром я проснулся в 6 часов и увидел, что лежу на спине и обе руки мои подняты вверх. Смотрю на левую руку — понятно, что она может так подняться, смотрю на правую — не верится... Я подумал, что это сон. Медленно опустил руки. Правая не болит!

Чувствую, что могу легко и свободно дышать. Сделал глубокий вдох два раза, что же это?! Встал с кровати, пощупал кровать. Неужели я сплю? Сделал физзарядку. Дышу свободно!

Тогда я стал молиться, благодарить Господа. Но все равно не верил, что это была действительность. Думал,, что сон и снова лег спать.

Пришел на обход дежурный врач. Ему сказали, что со мной что-то случилось, и он сразу подошел ко дне. Предложил измерить температуру.

Я сказал: «Мне термометр не нужен». Тогда он говорит: «Прими лекарство». «Ваше лекарство не поможет»,— ответил я. Он посмотрел на меня и испугался подумал, что я сошел с ума.

«Я видел, что вы не можете вылечить меня,— сказал я,— и обратился к моему Врачу, Который исцелил меня сегодня ночью».

Доктор еще сильнее испугался. Тогда я встал; взял термометр, мне тоже было интересно узнать, какая у меня температура. Проверили температуру — нормальная, 37 градусов. Врач удивился и ушел.

Потом вызывает меня хирург в свой кабинет к спрашивает: «Что случилось?» Я ему повторил те же слова, которые говорил дежурному врачу. Они уже узнали, что я верующий и поняли, к какому Врачу я обратился.

Хирург открыл книгу записей и говорит: «Смотри сюда. Вот какое лечение мы должны были тебе применить: руку твою отрезать и выбросить, так как она была совершенно негодная и половину легких твоих также нужно было выбросить! Сегодня ты должен был перенести эту операцию. А сейчас я впервые в жизни вижу, что действительно есть Бог и Он тебя исцелил, потому что мы этого не смогли бы сделать никогда!»

Хирург был в звании подполковника медицинской службы. В его кабинете при этом разговоре присутствовали еще два врача. Я попросился в часть. Он сказал: «Да, сегодня я тебя выпишу». Записал все в медицинскую книжку, дал ее и я ушел.

Из госпиталя мне нужно было еще зайти в штаб корпуса, чтобы получить документы с целины. При штабе находились 200 человек солдат, которые были со мной на целине и все наши начальники.

Увидев меня, они все удивились: как это могло случиться, что через 5 дней я вышел из госпиталя после тяжелейшей травмы! Когда я рассказал им, что со мной произошло в госпитале, они поверили, что есть Бог.

В штабе корпуса мне выдали документы, командировочное предписание и я ушел на автовокзал. Купил билет. Вдруг подъезжает легковая машина. Военный шофер вышел из нее и подозвал меня. В машине находился полковник — главный врач по Крыму. Когда он узнал, что операция не состоялась и что меня выписали из госпиталя, то очень встревожился. Ему доложили врачи о моем исцелении, но он им не мог поверить и решил вернуть меня. Но было уже поздно. Я кратко пояснил ему, как исцелил меня Господь, показал руку, плечо и он меня отпустил.

Таким образом я возвратился в Керчь, в свою часть, где многие знали меня. И снова все были удивлены, узнав о моем чудесном исцелении.

В дни испытаний, о которых я рассказывал в начале, было еще одно явление Ангела. Когда меня беспрерывно вызывали в штаб на беседы с целью перевоспитания, я обычно дорогой молился или пел духовные песни. Однажды, по пути из автопарка в штаб, я молился и смотрел на небо. Вдруг стала спускаться блестящая звезда, которая, приближаясь, становилась все больше и больше. И я увидел, что это Ангел. Он спустился, но не до самой земли, а метров 200 над землей шел в воздухе надо мной в том же направлении, куда вела моя дорога.

Он сказал мне: «Иван, иди не бойся, Я с тобою». Так мы шли до самой двери штаба. Потом он стал невидим для меня, но я твердо верю, что он был со мной рядом, когда я разговаривал с начальством.

Месяца два тому назад или больше, перед отправкой нас в длительную командировку, я молился всю ночь. В три или четыре часа ночи Бог для утешения моей души показал мне небесный хор, который пел песню: «Во все концы земли несчастной...» Пока Ангелы пели эту песню, я их видел — все были в разноцветных сияющих одеждах. Когда они скрылись, Господь сказал мне: «Это для утешения твоей души. Ты завтра уедешь отсюда». Так и было.

Я прочитаю сейчас из книги Числа 22, 31: «И открыл Господь глаза Валааму, и увидел он Ангела Господня, стоящего на дороге с обнаженным мечом в руке, и преклонился, и пал на лицо свое». Вот как Бог посылал в то время Ангелов верующим людям, так и сегодня Он может всем верующим в Него показать Ангелов и явить Свою силу!

Я хочу еще прочитать Евангелие от Марка 14, 35: «И, отошед немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей». Дорогие братья, такие часы испытания, часы трудные. И для нас многих есть такие часы. Иисус Христос молился тогда. Он знал все, что Его ждет впереди, а мы ничего не знаем. Я хочу пригласить вас к молитве. Как Иисус Христос молился, и мы сейчас склоним колени и будем молиться Господу». /Молитва/

Однажды я ехал на машине, груженной хлебом, и мне Бог открыл духом: «Уменьшай скорость». Я смотрю на спидометр: 60 км и думаю: но это мало, чего я буду уменьшать скорость, не подчинился. Еду дальше, и тогда Бог открыл задние двери машины и хлеб высыпался на землю, но я ничего не видел. Вдруг, смотрю,— булка хлеба катится впереди машины. Я удивился и остановился, и сразу догадался, что это Бог меня останавливает.

Со мной ехал старший сержант. Мы вышли и посмотрели назад, а там на расстоянии километра два рассыпан хлеб.

— Ваня,— спросил сержант,— кто закрывал двери?

— Мы, вдвоем,— ответил я.

— Да, правильно. Я работаю шесть лет за этой машине и такого еще не было. Дверь закрывается на две защелки, если ее ударить, она еще лучше закрывается, да еще замок. Не может быть, чтобы она сама открылась! Мы закрывали ее, я помню.

— И я помню.

Мы собрали весь хлеб и поехали дальше.

На первом же перекрестке мы поняли, что это Бог спас нам жизнь! Пока мы собирали хлеб, нас обогнал пассажирский автобус «Икарус» и столкнулся с автокраном. Произошла большая авария. Все пассажиры погибли, а мы приехали в полк и всем рассказывали, но они ев верили. Меня вызвали и спрашивали: «Как это может быть?» Я сказал:

«Так было! Бог нам спас жизнь. Он любит всех и не только нас». Тогда Бог прославился.

Потом меня арестовал военный трибунал. В штабе корпуса в г. Симферополе я был на допросе у военного прокурора. Там сказали мне по какой статье будут меня судить. Наказание — 3—7 лет. «Даю тебе три дня подумать. Если не откажешься от своего Бога, получишь 7 лет».

После допроса увезли в Керчь. Прошло три дня. Повезли в тюрьму и снова пугали: «Здесь будешь сидеть!» В тот же день увезли оттуда и снова сказали «подумать три дня». Прошел и этот срок, приехали за мной и увезли в Одессу.

Там тоже хотели запугать меня. Приказали поставить ногу в какую-то морозильную камеру на 5 минут. Нога замерзла, сапог стал белый. Я не мог ступить этой ногой, так как она была совершенно замерзшая. Немного чувствовалась боль. Тогда я стал молиться, и нога выздоровела.

Опять дали срок подумать три дня и увезли в Керчь. Исполнился и этот срок. Тогда прокурор сказал: «Будем встречаться в судебном зале». Приехали за мной и сказали, что увезут в Симферополь. Посадили в поезд «Симферополь — Иркутск», в котором был вагон для арестантов. Охрана с автоматами. Привезли в Симферополь. Я спросил: «Когда же будет суд?» Они сказали: «Это военный трибунал судит. Если даже будет суд, никто и твои родители сюда не приедут. Мы осудим тебя на 7 лет, так что подумай: где лучше в армии 2 года, или 7 лет в тюрьме?»

Я сказал: «Пусть дадут 7 лет».

И меня увезли в большую тюрьму. Стены толстые — 2,5 метра, из камня. Там я сидел 10 дней. Каждый день они меняли комнаты (По-видимому, это были камеры. Брат Ваня — молдаванин, свободно изъясняться по-русски он не мог. (Прим. ред.)).

Конечно, в одной стоял. Например, в другой комнате была скамейка, только можно стоять и сидеть. В третьей комнате была кровать, можно лежать и сухо было. В четвертой комнате капает вода сверху, холодная! В следующей комнате рефрижератор: холодно-холодно — можно замерзнуть и т. д.

Надели на меня резиновый костюм, который сильно сжимает. Они смотрели, сколько может выдержать человек. Испытали это. «Ну как, подумал?» — спрашивают. Еще сжимают. Но они уже видят, что человек не выдерживает и отпускают. И так продолжалось 10 дней. Начальники сказали: «Будешь сидеть здесь 7 лет!» Я ответил: «Если на то будет воля Божья, чтобы мое место было здесь, значит буду здесь 7 лет, а если нет, то на второй день меня снимут оттуда». Так и было: через 10 дней сняли и увезли обратно в Керчь.

Последний срок, данный Ване подумать, кончился 16 июля. А так как он оставался верным Господу, то в этот день, после обеда, начальник части Малсин В. В. с группой лиц в штатском приказали Ване ехать в своей машине за ним. (Убийцы, по словам очевидцев, ехали к месту казни на машине «Победа».)
Их руками убит наш дорогой брат Ваня.

19 июля при выдаче родителям тела сына очевидцы казни Вани, «выражая сочувствие», сказали: «Моисеев умирал трудно, он боролся со смертью, но умер христианином».

Из личного блокнота Вани Моисеева, оставленного у верующих г. Керчи перед мученической смертью

В годину тягостных житейских испытаний Не унывай, мой одинокий брат, Пусть жизнь твоя полна одних страданий Иди вперед! Не отступай назад!

Далека ль цель твоя, терниста ли дорога, Не унывай, мой одинокий брат. Пусть жизнь твоя участьем не согрета, Иди вперед! Не отступай назад!

Услыша смех врагов, наветы и глумленья, Не унывай, мой одинокий брат, Верь глубоко в заветные стремленья, Иди вперед! Не отступай назад!

Темна ли ночь вокруг, царит ли непогода, Не унывай, мой одинокий брат, Сей правды семена, настанет время всхода, Иди же к цели, одинокий брат!

 

(К фото: Родной дом Вани Моисеева в с. Волонтировка, Молдавия.)

 

(К фото: Дорогая сестра наша в Господе, Иоанна Константиновна,— мать замученного на службе в армии христианина Вани Моисеева с маленьким Ванечкой, рожденным после трагических событий.)

 

Дорогие друзья!

Не бойтесь, если придется страдать за Христа: Вы радуйтесь! и Идём мы все к победе.

Подобно псалмопевцу, который дважды обращается к душе своей: «Что унываешь, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога..» (Пс. 41, 12), Ваня многократно обращался к своей душе со следующими словами:

ПОМНИ, ВАНЯ, всю свою жизнь, как ты первый раз в жизни видел ангелов, тебе было 15 лет.

ВСПОМНИ, ты шагал по земле и под твоими ногами были змеи, но те твердо шел и не боялся их. Много времени ходил, пока не обелил самого большого змея, и победил потому, что Христос тебе помог.

ВСПОМНИ видение, когда ты стоял на страже с Ангелом на большой скале и следил за морем. Когда началась буря на море и один корабль тонул, как ты прыгнул в море по приказу Ангела, и сколько ты спас, вытащил на берег людей из моря. Волны шумели, угрожая погибелью. А когда последнего человека вытащил на берег, ты сам упал без сил, но ПОМНИ, как Ангел тебя взял и поставил снова на скалу, и мы опять стояли на страже.

ПОМНИ, как Иисус тебе показал сколько работы есть на земле и сколько ее лежит без плода и ты должен обрабатывать эту землю.

ВСПОМНИ, когда усталый был, идя на допрос, и Ангел спускался с неба и говорил такие слова: «Ваня, не бойся, иди, Я с тобою!»

ПОМНИ огненную афишу на небе: «Я скоро приду!» И огненный плакат, и что было на нем написано. Знай, что Бог запретил это передать другим.

ВСПОМНИ, как был в тюрьме и готовили зажечь тебя, и ты все это видел.

ВСПОМНИ, как два дня ты не знал живешь или нет, в теле или без него, после того, как ты видел свет небесного Иерусалима, и как радостно с Ангелом жить.

ПОМНИ, что молитва есть самая хорошая связь с Богом! ПОМНИ свою семью, отца, мать, 7 братьев и сестру.

ВСПОМНИ, кого ты любил больше: семью или Иисуса Христа? И что ещё ты не все силы отдал для Христа.

Контакты

Церковь «Святой Троицы» ХВЕ

Телефон: (3513) 57-98-00 
e-mail: hvemiass@gmail.com

Богослужения проводятся каждое воскресение. 
Начало в 10.00 и 14.00

Адрес Дома Молитвы: 
456300 г. Миасс, ул.Лихачева 1а

К покаянию