Стивен Хилл Время плача

Одна из самых потрясающих книг, которые когда-либо приходилось читать. Она побуждает молиться, искать Господа и плакать...

A Time To Weep by Stephen Hill, 1997
Автор, Стивен Хилл, является главным евангелистом Ассамблеи Божьей в Браунсвилле в г. Пенсакола (США, штат Флорида), там, где до сих пор продолжается возрождение подобное тому, которое происходило в Торонто. 
Книга посвящена поиску Бога и возрождению веры. Искренние слезы и плач по Богу, вот что должно прийти в церковь для истинного возрождения. Эта книга является также и призывом не только молиться, но и быть святыми. Молитва требует святости, и святость взывает, требуя молитвы. Вы не можете иметь одно без другого. В этой книге Хилл поведет Вас в глубоком поиске Боге, в большем отображении Иисуса.

Глава 1 Голод в душе (букв.: «Личный голод»)
Глава 2 Голод в стране
Глава 3 Печаль Господня
Глава 4 Большие мальчики не плачут
Глава 5 Синдром сухоглазия
Глава 6 Есть о чем плакать
Глава 7 Плач в Библии 
Глава 8 Слезы духовных родов
Глава 9 Мошенники у алтаря
Глава 10 Слезы раскаяния
Глава 11 Слезы во флаконе
Глава 12 Плач на полях

Глава 1 Голод в душе (букв.: «Личный голод»)

Мы нуждаемся в том, чтобы на иссохшую, растрескавшуюся почву людских сердец пали неподдельные слезы, прокладывая путь для животворящего семени — Слова Божьего.

На лицах людей, заполонивших ту площадь, отражалось глубокое осознание собственной греховности и страх Божий. Состоятельные мужчины и женщины плакали, не стесняясь. Почва под ногами пропитывалась слезами. Из правительственного здания, расположенного через дорогу, вышел какой-то чиновник. Он прервал работу, пришел на площадь и разразился рыданиями перед Господом. 
Подросток - бывший член оккультной секты, плакал от радости, встретившись с истинным Спасителем. Дюжинами на площадь стекались старшеклассники. Они стояли часами — как кто-то подметил, «как вкопанные». В тот день приняли спасение более двухсот подростков, многие из которых были представителями средних и зажиточных слоев. Одна женщина в деловом костюме приняла Христа и побежала к своим подругам. Те тоже обратились к Господу.

С печатью глубокой сокрушенности, какую я редко замечал среди богатых людей, эта женщина сказала: «Не уезжайте из Кюрико. Пожалуйста, не покидайте наш город. Бог пришел к нам. Вы должны остаться!»
Некоторые люди говорили, что, пытаясь пересечь эту площадь, не могли покинуть ее, потому что нечто притягивало их. Деловые встречи отменялись, о званых обедах забывали, распорядок дня подвергался переменам: грешники оставались на площади много часов. 
Собрание протекало без излишнего ажиотажа. В то время, как из громкоговорителей доносилась плавная музыка поклонения, наши сотрудники просто смешались с толпой. Они подходили к каждому подававшему знак грешнику для откровенного разговора о его или ее душе.

Результат? Я никогда еще не приводил к Иисусу столько людей индивидуально за такое короткое время. На наших лицах блестели слезы. Эхом отдавался исполнившийся отрывок из Писания: «С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои». (Пс. 125:6)

В тот день в Кюрико (Чили) мы видели невероятные результаты. Жатвы было и впрямь много, но ее должно было стать еще больше. Я считаю, что все, происшедшее там, стало следствием послушания Господу. 
Я поясню. Незадолго до того, Бог провел меня через один из самых трудных периодов в моей жизни. Некто сказал: «Бог тебя из чего угодно вытянет, только смотри, чтобы тебя не разорвало». Небесному дождю, который я теперь переживал, предшествовал период горького, засушливого голода.

Несколько лет назад, когда моя жизнь переживала пик духовной засухи, Господь начал настойчиво говорить мне об одном особом явлении: о слезах. К тому времени я уже довольно долго трудился на миссионерских полях в Аргентине. С чтением Библии и молитвами у меня все было в порядке, наш с женой брак оставался по-прежнему крепким. Плодом нашего напряженного труда явились несколько замечательных церквей.

На долю меня и моей жены к тому времени пришлось вдоволь скорбей и испытаний. Несколько раз натиск врага был направлен лично на нас. Джери перенесла множество недугов. От некоторых она была исцелена молитвой, от других – операциями, подкрепленными молитвой. Во время нередких финансовых затруднений мы постились и молились – и видели, как Господь творит чудеса, удовлетворяя все наши нужды.

За предшествующие годы мы научились тому, что самым невероятным победам предстоят настолько же невероятные сражения. Американский евангелист Дуайт Л. Муди (1837 – 1899) как-то сказал: «Дьявол всегда ожидает тебя у подножия горы». Именно так. Он зачастую терпеливо поджидает удобного случая в засаде. 
Много раз наша победа завоевывалась словом от Господа, приходившим еще до сражения: «Не бойтесь и не ужасайтесь множества сего великого, ибо не ваша война, а Божия. Завтра выступите против них». (2 Пар. 20:15-16).
В других случаях она достигалась простым упованием на Господа посреди яростной битвы: «И подана была им помощь против них, и преданы были в руки их Агаряне и все, что у них было, потому что они во время сражения воззвали к Богу, и Он услышал их, за то, что они уповали на Него». (1 Пар. 5:20).

Теперь же мы неслись на гребне волны огромного пробуждения в Аргентине. В это самое время Господь начал исследовать глубины моего сердца. Многих работников нашего служения постигло разочарование в этот период великих духовных свершений. Бремя работы было крайне тяжелым. Работники стали требовать повышения зарплаты. В нашем стане воцарился дух недовольства. Господь же начал перекрывать поток благословений.

Внезапно проявилось неправильное отношение людей к делу. Добрые мотивы уступили место корыстным. Дело служения превратилось в профессию — и Бог начал процесс серьезного отсева. Усваивать тяжелые уроки нам теперь приходилось невероятно часто. 
Мне пришло на память одно высказывание: «Мы все учимся у Бога в школе, в которой не бывает выпуска». Теперь пришла пора сдавать экзамены. Без предупреждений всем раздали контрольную. Нас всех взвешивали на весах, и многие были найдены слишком легкими. Я и сам не мог более выдерживать возросшее давление. Итак, я стал уединяться в укромном месте, чтобы быть вместе с Господом. 
Мои утренние часы затворничества в те дни оказались неоценимыми. Джозеф Керил (1602—1673) как-то сказал: «Чем больше вес отягощающего тебя бремени, тем сильнее крик, исходящий из тебя к Богу». Бог послал мне откровение об окружавших наши духовные победы опасностях, и это подталкивало меня искать Его. В конце концов, как могли мы ожидать, что сатана «выдаст» нам тысячи своих пленников (военнопленных) без серьезного сражения? Пора было искать Господа, как никогда прежде. Видеть больше Божьего и меньше человеческого в нашем служении стало моим страстным желанием. Я хотел свежего прикосновения, нового помазания. Я жаждал близости к Иисусу.Как-то утром я открыл свой дневник и прочитал сделанную мной за несколько лет до того запись. Эти слова стали свежим откровением для моей души:

Моя душа томится жаждой познать Его, силу Его воскресения и участие в Его страданиях. 
Для нас с Джери настало такое благоприятное время. Несколько дней мы постились, чтобы приблизиться к нашему Спасителю. Он искупил нас обоих много лет назад, но теперь Он хочет, чтобы мы вырвались в новое измерение подобия Ему. 
Столь многое необходимо сделать в этом мире. Я боюсь не человека и не зверя, но лишь самого себя. Я знаю, что я сам по себе способен проводить евангелизационные собрания и строить церкви. Но этого нельзя делать моими способностями.

Моим давним чувствам была созвучна и прочитанная мною позднее мысль отца Реформации XVI века Мартина Лютера. Он сказал: «Более, чем Папы и всех его кардиналов, мне следует бояться своего собственного сердца. Внутри меня сидит больший Папа — это Я САМ». Написанное Робертом Мюррэй Макчейном добавляет истине финальный штрих: «Нет ничего обманчивей, чем самооценка своих сил».

Запись в моем дневнике продолжалась:

Только та работа, которая направляется из Божьего тронного зала, имеет будущее. Зачастую моим злейшим врагом становится моя собственная сила. Мое рвение к работе, страсть спасти погибающие души, мой пыл в труде Божьем часто заслоняют истинную цель жизни.

Жизнь — это Христос. Моей карьерой должен быть Христос. Нет ничего важнее в этом мире, чем черпать из источника Божьего Слова, чем лежать у ног Иисуса, позволять моему Господу и Наставнику учить, воспитывать, вести и направлять меня. 
Меня притягивает суть Христа. Знать Его — значит, любить Его. Знать Его — значит говорить с Ним, слушать Его и слушаться.
Сидеть в Его присутствии и учиться от Него — это такая радость. Его пути — это не наши пути. Его мысли не как наши. Я мог бы продолжить это высказывание: Его планы, техника, методы и так далее — не как наши. Я должен непрестанно погружаться в присутствие Бога. От Бога и только от Него я должен принимать инструкции на каждый день.
Я чувствую, что проблема не в недостатке работников: недостает глубины их общения с Богом. Господу нужны делатели, желающие принимать инструкции от Господина жатвы. Влезть в работу Божью со всей человеческой мудростью и разумом очень легко. Мы пашем, бороним, разбрасываем семена, удобряем почву, поливаем всходы и собираем урожай, ни разу не оглянувшись на Господина жатвы. 
Что Он говорит? Каков Его график работ? Где Его поля? Кого Он побуждает обратиться к Себе? Я должен знать то, что у Иисуса на сердце. Я должен приходить к Его столу каждый день. 

В глубине души мы все согласны с Соломоном. Готовясь принять на себя огромную ответственность, он признался: «Но я отрок малый, не знаю ни моего выхода, ни входа; даруй же рабу Твоему сердце разумное». (3 Цар. 3:7,9)
Теперь, несколько лет спустя, я вновь сидел у ног моего Господина, требуя крошек, падавших с небесного стола. Я вновь переходил сухую духовную долину. Со временем я научился ценить такие трудные периоды. Эти времена не для того, чтобы сомневаться в Боге, но скорее для того, чтобы искать Его. «Все, что может приводить к огорчению людей Божьих, — сказал Джон Флавел, — не является для них достаточной причиной сомневаться в реальности их спасения. Каковыми бы ни были невзгоды человека, они должны увлекать его к Богу, а не от Него». Теперь Господь в Своей милости стал открывать мне Свои мысли.

Сперва Он привел меня ко кресту — и дал мне время вновь забраться не него. Позвольте мне пояснить мою мысль, прежде чем я продолжу. Я верю, что мы, подобно Христу, должны пройти по Крестному пути, подняться на Голгофский холм и претерпеть муки и позор распятия, чтобы воскреснуть в обновлении жизни. Лишь пройдя через это, мы сможем объявить вместе с Апостолом Павлом: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2:19-20). Теперь мы — живые мертвые. Мертвые для греха и живые для Бога (Рим. 6:11).

Лишь после воскресения к новой жизни мы начинаем слышать звук копыт приближающегося вражеского войска. О том, какая война начинается в этот момент, читайте подробнее в Послании к Римлянам, главы 6, 7 и 8. Теперь мы ежедневно находимся в своих телах как живая жертва (Рим. 12:1-2) и каждый день умираем для нашей греховной натуры. Это элементарно, но для большинства верующих это крайне трудно. Вот с какой прямотой вразумляют нас слова, которые мы находим в серии «Служение», написанной Дж. Б. Стони: «Я сораспялся Христу. Если ты падаешь, ты снова возрождаешь плоть. Я не имею права возрождать плоть, и если я ее пробуждаю к жизни и при этом не сужу, то я возрождаю то, чему Бог Своим судом положил конец в смерти Его Сына. Дело не только в том, что я совершаю неправильный поступок, но прискорбно само то, что я возвращаю к жизни то, что Бог убрал с глаз долой».

Видите ли, единственное, что мешает быть живой жертвой — это ее «живость», то есть, что мы можем забираться и сползать с жертвенника по желанию. Однажды Леонард Равенхилл сказал мне: «Только в том случае, если ты вчера сошел с жертвенника, тебе следует возвращаться на него сегодня. Мы должны прекратить петь “У креста есть место для тебя” и начать петь “На кресте есть место для тебя”».

С креста открывается совсем другой вид на жизнь. Когда мы пригвождены и неспособны двигаться, когда вся наша физическая сила и выносливость истощена, когда с нас сорваны все эгоистичные желания и стремления, мы полностью беззащитны. Именно в такой обстановке Божьи мужи и женщины учатся доверять Ему. Как сказал наш Наставник: «В Твои руки предаю дух Мой» (Лука 23:46).
С креста я увидел погибающее человечество глазами Христа. Когда ты подвешен между небом и землей, тогда вечность проясняется для тебя. Мы видим огромную пропасть между Богом и человеком. Мы видим заблудших, изголодавшихся овец без пастыря. Слепцов, шарящих во тьме — безнадежных, обреченных на погибель.

Истинное сострадание приходит через глубокое понимание полной картины. Я видел яснее, чем прежде: Он — их единственная надежда. Я уже когда-то постигал этот урок — теперь пришла пора постичь его вновь. Христос и только Христос. 
На кресте, где мы находимся достаточно высоко, чтобы все видеть, и вместе с тем достаточно низко, чтобы общаться с людьми, мы начинаем понимать, как устроена жизнь. Она не более, чем дым, туман, засыхающий цветок, дуновение. В глазах вечности жизнь длится всего несколько секунд.

Голод в моей душе подходил к концу. Чем дольше я висел, тем яснее все вокруг становилось. По мере отмирания плоти проявлялся дух. Еще раз ожили слова Павла «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2:19-20). 
На кресте во мне усилилась жажда небесной влаги: «Я жажду. Дорогой Господь, я так жажду». С того креста я увидел, что Иисус дал мне этот голод. Он вел меня по пустыне, а теперь удовлетворял мою жажду живой воды. «Блажен человек, которого сила в Тебе и у которого в сердце стези направлены к Тебе. Проходя долиною плача, они открывают в ней источники, и дождь покрывает ее благословением» (Пс.83:6,7). «Страдающие от недостатка запасов воды продолжают устремлять свой путь через иссохшую долину, ничуть при этом не отчаиваясь и не ослабевая. Их источник — Бог, и из этого источника они пьют и обретают силу».6

Чем дольше я изучал Христа, говорил с Ним и читал о том, как другие люди встречались с Ним, тем яснее все становилось. Мои слезы текли без конца, когда Он открыл мне Свое единственное желание: знать Его и общаться с Ним — это все, что мы должны делать. В присутствии моего Господа утратили важность мои способности и таланты. Все успехи казались никчемными. Неудачи тоже затуманились. 
Я чувствовал, как слезы очищали мои духовные глаза. Генри Уард Бичер знал о таком не понаслышке:

Созданные астрономами телескопы могут показывать нам мириады ранее невиданных звезд; но только когда человек смотрит на мир сквозь слезу в его собственном глазу, она становится линзой, которая достигает и открывает неизвестное, раскрывая миры, недоступные никаким искусно устроенным телескопам; она открывает взгляду даже и престол Божий, преодолевая туманные дали, таящие вечные истины, в которых состоит истинная жизнь.7

Слезы не переставали течь. Они текли месяцами. Плач пред Богом, эти святые слезы могут очищать наши духовные глаза. Так же, как обычная слеза смывает с физического глаза любой сор, небесная слеза очищает нас от духовной нечистоты. И даже более того! Если это настоящая слеза, то после нее мы и видим лучше. Иисус очищал мои духовные глаза.

Во время этого духовного восстановления сил Слово Божье стало источником моей жизни. Какое сокровище Он оставил нам в Своем Слове. Я также стал увлекаться сочинениями наших духовных предков. Я начал упиваться работами Джорджа Уайтфильда, Дэвида Брайнерда и десятков других авторов. Я и ранее читал, изучал и даже сам писал об этих живших в прошлом носителях пробуждения; однако теперь их жизнь и служение приобрели для меня новый смысл. Все они пережили то, к чему так стремился я.

Пожалуйста, поймите — к тому времени в моей краткой христианской жизни уже произошло больше, чем у большинства людей происходит за всю жизнь. Во-первых, я был удивительным образом освобожден от наркотиков. Я приводил к Иисусу тысячи людей, как в Штатах, так и за рубежом. Я видел, как хромые ходят, и слепые прозревают. Десятки раз я встречался с буйными, кричащими и пускающими пену изо рта бесноватыми, которые безоговорочно покорялись силе Христа. Я был частью великого аргентинского пробуждения, в котором сотни тысяч человек преклонили колени пред крестом. Чего еще было хотеть? Ответ был и остается: многого.
Я жаждал чего-то великолепного: не разукрашенных массовых богослужений, во время которых крикливый евангелист очаровывает народ; не сильных эффектов, когда тысячи людей стекаются, чтобы пережить что-то таинственное или необычное; не каких-то «новых» духовных проявлений, которые приходили и уходили, как ветер.

Я хотел глубокого, святого движения Духа. Не среди верующих, но среди грешников! Я хотел, чтобы Бог так сошел к нам, что все бы воскликнули: «Это присутствие Господа!»
Я и не подозревал, что Иисус собирался открыть мне такую сферу служения, которая превзойдет все вообразимое. Что всего через несколько месяцев я увижу, как люди плавятся в присутствии Господа. Что грешников будет привлекать не что-то новенькое, но державное присутствие Господа.

Голод в моей душе привел к непомерной жажде настоящего. Я хотел, чтобы грешники притягивались к Господу просто от ощущения Его присутствия. Я хотел чувствовать боль людей, показывать их подлинную нужду и видеть поток слез покаяния. Превыше всего, я хотел увидеть глубокую работу, приводящую к преобразующей жизнь встрече с Иисусом.

Он ответил на мою молитву. Тот день на площади иллюстрировал это. Марсиа обняла свою лучшую подругу Жаклин и сказала, что хочет плакать. Я ответил: «Посмотри на меня — я плачу за тебя! Плачь, не стесняйся!»
Вокруг двух девушек собралась толпа подростков. Один парень произнес: «Мы можем чувствовать присутствие Господа. Что мы должны делать?» Мы помолились, и они приняли Христа. Марсиа разрыдалась. Вечером того же дня Жаклин и Марсиа привели еще пятерых подруг к алтарю на нашем палаточном собрании.

Любовь и милость Божья в тот день доходили, как стрелы, прямо до сердца. Благословенный Дух Святой влек к Иисусу голодные сердца. Возле нас остановилась машина с тремя духовно голодными ученицами колледжа и их бабушкой. Они приехали к нам уже в третий раз. Я подсел к ним в машину и рассказывал им об Иисусе. Они в жизни не испытывали ничего подобного тому присутствию Христа, которое было там. Две девушки сникли и зарыдали. Все четверо приняли Христа.

Все последующие дни были насыщены спасением. Список пополнялся и пополнялся. За несколько дней сотни людей приняли только что найденного ими Спасителя. Бог переделал этот парк земных наслаждений в место небесной благодати. «Сойди дождем на нас, Дух Святой!»

С той поры Господь позволил мне войти в такое духовное измерение в служении, которое превыше всяких слов. Я в жизни еще тогда не видел, чтобы самые закоренелые грешники —богатые, бедные, члены сект, десятки подростков — буквально трепетали в присутствии Господа. Люди, которые даже не слышали проповеди и не подозревали о том, что происходило на площади, начинали беспокоиться о своей душе.

Английский пастор семнадцатого столетия Ричард Бакстер говорил: «Идите к бедным грешникам со слезами на глазах, пусть они видят, что вы считаете их несчастными, и что вам их искренне жаль. Пусть они увидят, что принести им благо — это желание вашего сердца».
Слова Джорджа Уайтфильда описывают то, что происходило на этом и последующих евангелизационных собраниях: «Работа Духа Святого в наши дни принимает отличительный и чрезвычайный характер, судя по количествам людей, в которых она вершится. Мы еще никогда не видели, чтобы такие множества людей задавались вопросом о своей душе и в великом отчаянии спрашивали: «Что нам делать, чтобы спастись?»8

Читай дальше, друг мой. Снова и снова мы видели, как присутствие Господа сходит дождем на толпы изголодавшихся, жаждущих людей. Он выше деноминационных барьеров, и Он хочет посетить тебя.

Эта книга выходит в свет на фоне чудесного, освежающего дождя с небес. Мы видим потрясающие проявления Духа, когда Он начинает насыщать голодные сердца. Десятки тысяч обращенных и необращенных людей на наших собраниях открыто стенали и воздыхали, когда Дух Святой глубоко вкапывался в их сердца. Я так благодарен Богу за то, что одними из важнейших отличительных черт этого свежего движения Святого Духа являются сокрушенность и слезы.

Да, Слово Божье проповедуется в сухой, бесплодной пустыне. Борьба с трудностями повседневной жизни, кажущаяся бесконечной баррикада разврата, отсутствие духовных лидеров за кафедрой и бесчисленные другие проблемы опустошили иссохшие сердца людских масс.

Но твои слезы падут на иссохшую, растрескавшуюся почву людских сердец прокладывая путь для животворящего семени — Слова Божьего. Влага небесной слезы — это Божий дождь, проливающийся на духовно бесплодных.

Глава 2 Голод в стране

Человечество переживает сильнейший духовный голод—а голодное человечество готово поглотить все, что дает личное удовлетворение

Подростки приближались к автомобилю, замышляя ограбление. В машине были два туриста, отдыхавшие после долгого пути. Кошмар начался.

Молодые бандиты прыгали по бамперам автомобиля, пока не проснулись супруги, находившиеся внутри. Возможно, им сперва показалось, что это просто шутка. Но никто не смеялся. Испуганный и смущенный, мужчина на кресле водителя включил зажигание. Это что, кошмар, — недоумевал он — или нас будут грабить? Надо убираться отсюда!

И тогда это произошло. Один юноша вынул пистолет и изрешетил взятое напрокат авто пулями. Окончательно потрясенный, водитель включил задний ход и попытался скрыться. Теперь игра с оружием стала смертельной. Дуло приподнялось. Полетели пули.
Через несколько секунд все было кончено. «Он умирает! — кричала женщина оператору службы 911, — Пожалуйста, помогите нам! Мой муж умирает».
«Вот, в этом квадрате»,—уточнил диспетчер.

Когда мы путешествуем, я всегда стараюсь посещать места чрезвычайной важности. Я стремлюсь почувствовать пульс народа. Офицер подробно рассказывал об очередном убийстве туриста, происшедшем на этой площадке для отдыха. И вновь, мотивом был грабеж. Как и во многих подобных случаях, не обошлось без пистолета, и кому-то пришлось умереть.

Сначала дырявят пулями автомобили, а потом — человеческие тела. В конце концов, а велика ли разница?
Вместо ночного отдыха но шоссе получился ночной кошмар. Очередной охладевший к жизни ребенок просто выразил действием то, что он так много раз видел и слышал во всевозможных формах. Очередной леденящий душу эпизод американской жизни. Убийство—это происходит ежедневно, ежемесячно и ежегодно.

Офицер рассказал об еще нескольких убийствах, происшедших в течение последних пяти дней. Образ действий был одинаковым во всех случаях: с человеческими существами обращались, как с бешеной собакой. Расстреливали, резали или давили автомобилями из-за нескольких долларов. Умрут они или не умрут — какая разница?

Другой офицер дал мне бесплатный совет: «Сэр, купите пистолет. Носите его с собой постоянно. Эти дети стреляют боевыми. Убивайте их, пока они не убили вас». Блестящий совет. Все — за пистолетами.

Во время нашего визита на выжженные улица южного Лос-Анджелеса мы стали свидетелями подобного отношения к людям. Мы с другом ходили по улицам в тех кварталах, где только что произошла жестокая бойня. Людей косили как животных. Цвет твоей кожи, класс твоего автомобиля, неподобающий вид—любая из этих причин была достаточно веской, чтобы тебя могли убить.

Люди все еще были на точке кипения. Мы могли чувствовать напряжение в воздухе. «Эй ты, что ты здесь делаешь?—закричал кто-то,—Ты что, спятил? Ты что, не знаешь, какая опасность подстерегает в этом квартале любого с белым лицом?»

Да, мы знали об опасности. Я знал, что здесь же, за углом, белого водителя грузовика избили до беспамятства, до полусмерти. Мы уже прошли не один километр по улицам с сожженными зданиями. Но любопытство в нас было сильнее страха. Мы хотели понять чувства людей.

Конечно, я, как и все остальные, знал очевидную причину кровопролития. Прямые телерепортажи лишь подливали масла в огонь. Но река злобы здесь была гораздо глубже, чем новости когда-нибудь могли показать. Все эти выжженные здания описывали выжженные судьбы. Здесь шла настоящая война, но почему? Откуда такая жестокость?

Наш разговор продолжался. «Ты не питаешь ненависти ко мне, а я — к тебе»,—ответил я. Через несколько минут мы с другом были уже в меньшинстве, но все же в полном спокойствии. «Когда вы вышли из материнской утробы, в тебе не было врожденной ненависти к белым. Это можно доказать, поместив белых и черных детей в одну песочницу. Они не различают цветов. Ненавидеть вас научили позже». Они согласились.

Наш разговор окончился моим рассказом о том, как Иисус Христос освободил меня от жестокости и бунтарства. Ни улицы ни тюрьма не были мне чужды. Я согласился с этими людьми в том, сегодня так много несправедливости. Они были абсолютно правы: жизнь несправедлива.«Но для того, чтобы покончить со всем этим насилием, нам нужно прийти к общему знаменателю. Нам нужен миротворец, посредник, чтобы навести порядок в этом хаосе. Этот человек — Иисус Христос».
Внезапно их пустая жизнь наполнилась истиной. Внимательно слушая, они кивали. Пожимая мою руку на прощанье, один из них сказал: «Мой дом—это ваш дом, когда придете сюда в следующий раз».

Мы уходили оттуда с несокрушимой убежденностью, что Христос — это единственный ответ на погромы и убийства; что нужно учиться контролировать сердца, а не торговлю оружием; что не вооружаться надо, а плакать; не заниматься насилием на улицах, а стеречь свои души.

Цвета Америки нужно рассматривать с креста. «Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду» (Ефес. 2:14).

Человечество переживает сильнейший духовный голод. Голодающее человечество, которое требует личного удовлетворения, готово поглотить все, что имеет жизнь. Следствием нынешнего голода по истине становятся крайняя жестокость и революции. Трусливые дела тьмы неистовствуют из-за отсутствия света. Животная сила употребляется для насыщения внутренних потребностей.

Это какая-то пародия! Следствия мы видим повсюду, но нам нужно разобраться с причинами. Можно ли что-нибудь здесь поделать? Если да, то как нам это сделать? Трагичная истина в том, что Америка сеяла на ветер, и теперь она жнет вихрь. Когда молитва вышла через заднюю дверь, через парадную вошли извращения. В результате наша страна переживает мятеж.

А церковь спит себе в капитанской каюте посреди всего этого полномасштабного бунта. Но нам надолго не спрятаться. Смута достигла критической точки не пройдет сама по себе. Правительство не может принять законы, которые ее остановят. Школы не могут справиться с ней средствами образования. Она уже стучится к нам в дверь. Почему же мы ее не слышим?

Замечали ли вы, что война, как правило, приходит волнами? Так часто церковь убаюкивается кажущимся спадом вражеских действий или растущим христианским движением — до тех пор, пока ее не растолкает очередной смертельный штурм. Церковь должна сейчас же приступить к действиям! Мы должны открыть глаза, присмотреться и яростно противостать силам тьмы.

Вскоре после событий в Лос-Анджелесе, я присутствовал при демонстрации гомосексуалистов и лесбиянок в Вашингтоне. Эта демонстрация была победным торжеством для ее участников. А для меня она была парадом нескончаемой боли.
Эта демонстрация ясно показала, что мы из себя представляем как нация. Сотни тысяч гомосексуалистов и лесбиянок заполонили вашингтонский сквер, чтобы отстаивать свои права и праздновать выход из подполья. Средства массовой информации не посмели тогда показать истину; то, что мы видели в своих домах было сильно затушевано. Но то, что я видел в живом цвете, потрясло бы всю страну. От садо-мазохистов до федеральных сенаторов, от маленьких детей до взрослых мужчин и женщин—самые разнообразные люди были активными участниками мероприятия. Нудизм был правилом поведения в тот день. Многие проклинали официальную церковь, одновременно выставляя плакаты с надписью: «Бог—голубой».

СПИД не воспрепятствовал их адским амбициям—еще один любовник, еще немного наслаждения. «Оставьте нас в покое! — кричали они, — Позор, позор, позор! — скандировали они,—Позор вам, пытающимся лишить нас свободы!».
Из подполья они выползли прямо в наши школьные кабинеты. В мягких тонах были составлены учебники, такие как «Папин сосед по комнате» и «У Хитера две мамы» — чтобы притупить чувства наших малышей. «Это нормальное поведение», — сладко проповедуют они. «Просто оно необычное. Ну и что, если папин сосед по комнате спит с ним в одной постели. Вам что, трудно это терпеть?»—кричат они. И потом: «Разве не чудесно, что у Хитера есть две мамы!» Такие книги—это только начало. Печатные станки уже готовы извергнуть более едкие измышления.

Парад закончился, и город был переполнен туристами, в основном, гомосексуалистами, со всего мира. Я стоял у подножия памятника Линкольну — у ног человека, освободившего рабов. Авраам Линкольн верил в пост и молитву. Он был человеком, понимавшим глубину безнравственности нашего народа и смело призывал нас вернуться к Богу; человеком, не стыдившимся Господа Иисуса Христа; человеком, который назвал бы гомосексуализм его истинным именем: грех.

И все же в тот день меня окружало множество рабов. Они были скованы не железными кандалами, а цепями греха. И они еще благодарили образ Линкольна за свою свободу. Какое надругательство!
Взглянув вверх, я представил себе, что бы делал Авраам сегодня. Он много плакал—и я знаю, что его слезы капали бы на тротуар! Мучительное зрелище — наша оставившая Бога страна — огорчило бы его выше всяких слов. Я принес извинения Президенту Линкольну за то, что позволил нашей стране скатиться так далеко, и вновь заявил о своей решимости бороться за его дело. Я покаялся за этот нынешний голод, недостаток духовной истины. Какими были мои слова Аврааму Линкольну? «Евангелие Иисуса Христа будет вновь проповедоваться на улицах Америки. Мы вновь будем молиться в школах. Мы будем сражаться!»

Чем же все это закончится? Зло теперь — добро, а добро — зло. То, что раньше вызывало отвращение, вызывает теперь трогательные чувства. Мы переживаем мучения и потрясения. Отсутствие благочестивых руководителей, хаос разделенных семей, нарастающая волна зла—все это привело нашу страну к кораблекрушению.

Я называю это вечной болью — она никогда не проходит. Но не только это причиняет нам боль. Что насчет ливня стихийных бедствий?
Безжалостные землетрясения и ураганы оставляют за собой опустошение, разрушения и смерть. Надежные жилые дома сдувает как карточные домики. Возвышающиеся храмы низвергаются на землю.

Дамбы не выдерживают натиска вод от проливных дождей, и тихая речушка превращается в море скорби. Созданное целой человеческой жизнью смывается в один миг, воспоминания всей жизни отправляются в водную могилу. Одна печаль на другую.
Мало того, что сама природа угрожает нашей жизни, так и на улицах нас подстерегает смертельная опасность. Площадки для отдыха на автомагистралях становятся стоянками, с которых не уезжают. Отдыхающие в ресторанах старики в растерянности наблюдают за тем, как озлобленные убийцы вымещают на ком-то свой гнев. Автомобиль, ресторан быстрого обслуживания, поезд, твоя работа — теперь все эти места стали опаснейшими для жизни. На невинных детей в близлежащем парке охотятся распутные маньяки — чтобы похитить, изнасиловать, убить. Даже семейная пристань становится адом на земле для многих детей и подростков. Мы учим их остерегаться чужих людей на улице, а их собственные родители готовятся убить их дома.

По всему земному шару идут войны и военные слухи. В стычках разных племен кромсают в куски тысячи мужчин, женщин и детей. Реки и озера заражаются, становясь местом сброса гниющих трупов. Что происходит? Кажется, никто не понимает, почему.
Большинство верующих не до конца понимает причину всего этого, но последствия мы видим. Мы понимаем, почему Апостол Павел предостерегал нас о приближающихся тяжких временах. Лишь немногие станут отрицать, что мы переживаем суд Божий на земле. Мы видим естественный результат «возмездия за грех» (Рим. 6:23) — смерть.

Разве все это не приводит тебя к вопросу: «А есть ли где-нибудь духовное пробуждение? Просыпается ли человечество от своего греха и дремоты?» Ответ: да, сейчас идет невиданное пробуждение! Ненадежность нашего существования подталкивает людей искать определенности. Люди сейчас в поисках крепкого основания, на которое можно поставить свою жизнь. Поиски идут по всему нашему континенту и по всей земле!

Однако, трагедия в том, что изголодавшиеся люди попадают в силки завлекательной лжи. Секты заманивают бедных странников с ужасающей скоростью. Как овцы, выстроившиеся на бойне, они слепо следуют за своим заблудшим мессией. «Учите меня, учите, вводите во всю истину»,—блеют они, шагая за своими наставниками в огненную погибель.

Христиан все время сбивает с толку, как мог тот или иной образованный, обеспеченный ученик колледжа впасть в лапы этих «ангелов света». Однако, подобно волкам в овечьей шкуре, эти злые пастыри прокрадываются на наши собрания, рыщут по стаду, избирая себе очередную жертву, и уходят, унося ее в зубах. А мы, верующие, стоим в ошеломлении.

За души людей развернулась целая битва! Почва людских сердец — это поле сражения! У многих людей сердца разбиты войной, высохли, стали бесплодной пустыней. Они живут в голоде—голоде по истине.Один пастух, живший в пустыне милях в двенадцати от Иерусалима, увидел то, что никак не может понять подавляющее большинство людей. Живя за семьсот лет до Рождества Христова, этот человек ясно видел происходящее сегодня:
«Вот наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, - не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних. И будут ходить от моря до моря и скитаться от севера к востоку, ища слова Господня, и не найдут его». (Амос 8:11-12)
Амос видел болезнь греха. Он видел, как человек сделал себя самого мерой всего на свете, оставив Бога за бортом. Он видел гуманизм. Он видел, что эти политические системы — будь они коммунистическими, диктаторскими или демократическими — обречены на падение из-за одного смертельного изъяна: они не признали, что натура человека греховна и эгоистична. Они игнорировали Бога и прославляли человека.

Амос видел голод. Голод, принесенный Богом и усиленный человеком. Он видел духовное отчаяние на земле. Людей, буквально умирающих от голода.

Заболевание, увиденное Амосом, по научному называется маразм: крайнее истощение тела вследствие недостаточного питания. Это предсмертное состояние характеризуется раздутым животом и иссохшими конечностями. Амос видел людей, спотыкающихся на своих ногах-спичках. Юношей, глотавших пыль, падавших от жажды на растрескавшуюся землю. Матерей, убаюкивающих своих детей — один из них только что умер, а другой уже при смерти. 
По мере того, как эта картина проявлялась перед Амосом, реальность все крепче сжимала его сердце. Эти люди умирали от недостатка истины! Они жаждали Слова Божьего, а его нигде не было.

Голод, по определению—это «острый и продолжительный недостаток пищи». Недостаток настолько острый, что приводит к всеобщему голоданию, смерти и нехватке всего, что может его ослабить. Давайте рассмотрим причины и последствия физического голода, а затем проведем духовные параллели.

Засуха, или продолжительное отсутствие дождя, во все времена становилась причиной обширного голода на земле. Великий голод в Египте, длившийся с 1064 по 1072 годы н.э. был вызван недостатком дождей. Урожай погиб, и пастбища засохли. В тот голод творились такие зверства, что в это с трудом верится. Голод свирепствовал так сильно, что, как свидетельствует история, по крышам домов ходили варвары с веревками и крючьями в ожидании добычи. Когда кто-то шел мимо дома, бросали веревку, крюк пронзал тело несчастного, и его вытягивали на крышу. После этого его жарили и ели как животное.

Из-за засухи в Индии в 1870-е годы погибло более пяти миллионов человек. В это же время в Китае от голода из-за отсутствия дождей умерло более девяти миллионов человек.

Жестокая засуха выпадала и на долю Соединенных Штатов. Многие из нас помнят, как она опустошала Средний Запад, север Великой Равнины и некоторые регионы Юго-Востока в 1980 годы. Наша страна пережила серьезный недостаток урожая зерновых. А как насчет пожаров? Засушливые погодные условия подготавливают почву для неминуемой беды. «Неконтролируемое пламя!»—кричит обессилевший пожарный, глядя на то, как оно испепеляет все на своем пути.

Все мы знаем, что с 1960-х годов миллионы африканцев погибли от голода, вызванного засухой. Мы видели эти снимки: истощенные дети ползают по растрескавшейся, выжженной солнцем земле; молодые и старые—все обессилевшие, неспособные отогнать от себя мух, ждущие смерти. Маразм мародерствовал в их домах и поселках. Эта бойня продолжается и по сей день.

Духовно говоря, мы уже давно испытываем похожее состояние в своих сердцах, внутреннюю засуху. Грех иссушил сердца людских масс. Он высасывает из нас саму жизнь. К этой нехватке в нас чистой духовной воды непосредственно относятся губительные язвы нашего сегодняшнего мира, например, возрастающий уровень насилия среди нашей молодежи. Погибая в пустыне, они бросаются к любой луже, что зачастую заканчивается смертельным исходом. Отравленная вода приводит к отравленной жизни.

Пожары тоже свирепствуют. Ветры тьмы проносятся по их иссохшей, растрескавшейся жизни, раздувая пламя до бушующего, бесчеловечного ада. В поисках хоть какого-то облегчения, молодые люди сгибаются под огнем давления со стороны сверстников. Поглощая очередную драгоценную жизнь, беда распространяется.

Наука говорит нам, что человек способен прожить около трех дней без воды. Если он лежит без движения, он может продержаться до двенадцати дней. Это факт: без воды, духовной или физической, мы обречены.

Библия имеет ответ на этот голод. Иисус сказал: «Верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Иоан. 6:35). Он же сказал: «Вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Иоан. 4:14).

Сегодняшняя духовная засуха очевидна. Жаждущие души непрестанно ищут чистой воды—которая утоляет жажду, а не проклинает. Воды, текущей из чистых сосудов, а не зараженных цистерн. Сколько же новообращенных христиан засохли и погибли, выпив отравленной воды из старых, проржавевших труб? Проповедники и учителя с нечистыми сердцами извергают желтые, испорченные проповеди, оставляющие горькие последствия в сердцах новообращенных верующих. Эти проповедники сами по себе загрязнили поток истины. Мы должны внимать следующему совету Чарльза Макинтоша: «Чистой воде следует позволять течь из сердца Божьего в сердца грешников, не придавая ей привкуса того сосуда, через который она течет».

Другой причиной жесточайшего голода служат чересчур обильные дожди и наводнения. Реки, поднимающиеся и выходящие из берегов вследствие проливных дождей, уничтожают сельскохозяйственные угодья. В других случаях урожай попросту сгнивает на затопленных полях. В XIV веке продолжавшиеся несколько лет кряду проливные дожди причинили обширный голод в Западной Европе. Более двух миллионов человек погибли в 1929 году из-за наводнений в Китае. Обильные дожди уничтожили урожай на обширной территории. 
Результат? Кошек, собак, крыс, грызунов и насекомых ели, не поморщившись. Подъем уровня реки Нил в Египте лишь на несколько футов может опустошить продовольственные запасы всей страны. Голод, прокатившийся там около 1129 года н.э., принес невиданную трагедию. Вполне распространенной пищей стало человеческое мясо. Родители пожирали своих детей. Из рук в руки передавали рецепты приготовления их мяса. В самый разгар голода люди прибегали к поеданию трупов тех, кто умер от истощения.

Во время великого голода в СССР в XX веке голодающее население поедало навоз. Люди радовались, если находили еще никем не переваренные сырые зерна.

А что же с церковью? У нас определенно идут чрезмерные дожди. Это не роса небесная, но кислотные дожди, заражающие каждое сердце, с которым они соприкасаются. Нас затопляет поток безбожных мужчин и женщин, проповедующих доверчивым людям испорченные проповеди. Эти лжепророки и лжеучителя обнаружили постоянно растущий рынок сбыта своей продукции. Изголодавшиеся люди хотят во что-то поверить. Они измучены голодом. Они хотят истины, а им достаются отбросы.

Библия содержит похожие истории о свирепствующем голоде и его последствиях. Четвертая книга Царств, глава 6 рассказывает о голоде в Самарии, во время которого одна жестоко страдавшая женщина убила и съела сына другой. В Бытии 25 изголодавшийся Исав продает свое первородство Иакову. Когда люди голодают, они совершают немыслимые с нормальной точки зрения поступки.

Так и сегодня, духовно говоря, множество людей пустилось есть крыс и грызунов. Благодаря недостатку благочестия на кафедре, многие верующие прибегают к жесткой, трудноусвояемой пище, либо почти, либо совсем не содержащей питательных веществ. Духовные заболевания неистовствуют. Нечистая пища привела к целой эпидемии дизентерии в теле церкви. Некогда боявшиеся Бога верующие теперь прикованы к постели и парализованы из-за неправильного питания.

Голод по истине уже пришел в нашу страну, и еще как пришел. Люди бросаются на все, что попало, ища пищи. Подающие смерть секты продолжают, подобно водопаду, заполонять нашу страну. Как грифы, они парят над духовно истощенными. Эти секты растут, в том числе и по причине недостатка сильных, поставленных Богом лидеров в наших церквях. Одна моя знакомая провела три года, ища истины в оккультном колледже, пока не пришел к выводу, что все это была ересь. Другая выпускница библейского колледжа продолжала искать истину и втянулась в секту обманщиков-раскольников. Ей невероятно промыли мозги, и мы плакали по ней, молясь о возвращении. Нам потребовался не один месяц, чтобы убедить ее в непоправимых заблуждениях ее секты. Во время работы на миссионерском поле мое сердце сокрушается всякий раз, когда я вижу, как духовно нуждающиеся люди отдаются лжеучениям. Духовно голодающие массы хватаются за все съедобное.

Продолжаем список приводящих к голоду причин. Нашествия насекомых зачастую приносили смертельный голод на обширные территории. Саранча—это мигрирующее насекомое, которое наносило и наносит неописуемый вред урожаям, приводя к массовому голоду. Иоиль говорит о четырех видах приносящих опустошение насекомых: гусеницы, саранча, черви и жуки. Каждый из них пожирает то, что недоели предыдущие. В результате получается полнейшее уничтожение.

Не один проповедник пользовался этой аналогией из книги Иоиля, чтобы изобразить результаты греха, вошедшего в привычку. Он постепенно сжевывает нашу жизнь, оставляя нас в голоде. Духовный упадок полностью опустошает нас.
Царь Соломон напоминает нам о маленьких лисицах, портящих виноградники. Они гложут и подтачивают нежные побеги. Они глотают виноград. Они сжевывают кору, и это приводит к гибели виноградной лозы. В результате — голод.

Армии в разные времена специально подстраивали голод, чтобы принудить противника сдаться. Они уничтожали продовольственные запасы и зреющий урожай, а затем устраивали блокаду, чтобы не позволить противнику пополнить запасы пищи. 
Слышал ли ты когда-нибудь о духовном эмбарго на поставки зерна? Сатана и его мародерствующая шайка головорезов устроили блокаду в сердцах и умах духовно голодающих людей. Он воздвигает стены непрощения, ненависти, сомнений и страха, чтобы преградить канал поступления пищи.

Отсутствие транспорта тоже приводило к тому, что миллионы людей голодали. Часто виновник беды—это не недостаток продовольствия, но безобразное снабжение. Спасительные контейнеры так и не прибывают вовремя.

Церковь виновна и в этом смысле тоже. Наше хранилище переполнено — мы избыточествуем благословениями. Но мы подобны тракторным поездам, груза которых хватит, чтобы накормить весь мир—однако, без водителя. Наше зерно гниет, а мы в это время деремся за право сесть в кресло водителя, или за то, чье имя будет написано на борту грузовика, споря, кому же достанутся лавры за помощь людям. Мы пререкаемся и спорим по поводу того, «хотят ли они нашей помощи». Мы рассуждаем: «Раз они такие голодные, давайте повесим рекламный щит? Они сами к нам придут». Безобразное снабжение! В конце концов, ослиные повозки все-таки привозят еду голодным, в то время, как мы поклоняемся в золотых палатах. Каков же ответ? Что мы можем делать?

Во-первых, мы должны, подобно Давиду, искать присутствия Господа. «Был голод на земле во дни Давида три года, год за годом. И вопросил Давид Господа». (2 Цар. 21:1). Помните, что Слово Божье смело заявляет, что это Господь посылает голод (Амос 8:11). Не стоит ли нам пойти сразу к источнику, вместо того, чтобы браниться о пустяках? Тот, Кто посылает голод, научит нас, что делать во время голода. Нам вспомнятся Его многочисленные обетования: «Бойтесь Господа, [все] святые Его, ибо нет скудости у боящихся Его. Скимны бедствуют и терпят голод, а ищущие Господа не терпят нужды ни в каком благе». (Псалтирь 33:10-11) «Вот, око Господне над боящимися Его и уповающими на милость Его, что Он душу их спасет от смерти и во время голода пропитает их». (Псалтирь 32:18-19) «Бедные и нищие ищут воды, и нет ее; язык их сохнет от жажды: Я, Господь, услышу их, Я, Бог Израилев, не оставлю их». (Исаия 41:17)

Во-вторых, нам нужно молиться молитвой Соломона: Когда заключится небо и не будет дождя за то, что они согрешат пред Тобою, и когда помолятся на месте сем и исповедают имя Твое и обратятся от греха своего, ибо Ты смирил их, тогда услышь с неба и прости грех рабов Твоих и народа Твоего Израиля, указав им добрый путь, по которому идти, и пошли дождь на землю Твою, которую Ты дал народу Твоему в наследие.

Будет ли на земле голод, будет ли моровая язва, будет ли палящий ветер, ржавчина, саранча, червь, неприятель ли будет теснить его в земле его, будет ли какое бедствие, какая болезнь, - при всякой молитве, при всяком прошении, какое будет от какого-либо человека во всем народе Твоем Израиле, когда они почувствуют бедствие в сердце своем и прострут руки свои к храму сему, Ты услышь с неба, с места обитания Твоего, и помилуй; соделай и воздай каждому по путям его, как Ты усмотришь сердце его, ибо Ты один знаешь сердце всех сынов человеческих: чтобы они боялись Тебя во все дни, доколе живут на земле, которую Ты дал отцам нашим. (3-я Царств 8:35-40)

Нашим первейшим и важнейшим делом должно стать очищение своего сердца. Мы нуждаемся в омытии, очищении. Да и как мы можем предложить голодающему миру приличную еду, если руки, которыми мы ее подаем, запачканы?

Как и древние самаряне, церковь сегодня стала заниматься людоедством. Мы пожираем своих же, съедаем за незначительные проблемы и доктринальные различия. Иисус хорошо сказал об этом: «И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Матф. 7:3) Давайте кричать на бревно, а не злорадствовать над сучком!
Не так давно мне позвонил редактор одной газеты и задал вопрос о деноминационных барьерах. «Люди умирают у порога наших дверей, а мы спорим, следует ли их окроплять или погружать, — был мой ответ. — Люди голодают по истине, они стучат в наши двери, но наше нескончаемое ворчание заглушает их вопль».

Во многих случаях такие церкви рассыпаются на камешки. Некогда цветущие общины теперь состоят лишь из мертвых человеческих костей. Павел предупреждает: «Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом» (Гал. 5:15).

В-третьих, мы должны проповедовать Слово, Истину, которая есть Христос. Иисус сказал: «Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Иоан. 6:35). Ничто так не наполнит сердце неверующего человека, как чистое Слово Божье. Однако, берегись: кормя голодного, не перестарайся. Духовно изголодавшаяся душа не может есть куски мяса, а только легкие, хорошо проваренные блюда. Не следует заталкивать бифштекс в горло голодного человека; его нужно кормить с ложечки, пока не выздоровеет. И делая это, подсаливай еду своими слезами.

Духовно жаждущим нужна вода. Простая вода, не газированная. Мы давали нуждающимся все—от джина с тоником до содовой в баночках. Людские массы или пьяны или истощены. Они постоянно возвращаются, прося добавки, никогда не насыщаясь, поскольку то, что им дают—это не живая вода, не истина. «Всегда учащиеся и никогда не могущие дойти до познания истины», — говорит 2-е Тимофею 3:7. Хрустальные реки живой воды текут только из незараженных источников сердца.

Пусть твои слезы станут источником пищи. Позволь им пасть на бесплодную почву. Слеза, падающая из глаза благочестивого человека, способна увлажнить почву сердца грешника.

Иаков послал своих сыновей в Египет на поиски пищи, и Бог приготовил им путь. «И из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа, ибо голод усилился по всей земле» (Быт. 41:57). Сегодня толпы людей шатаются с места на место, ища лишь порции духовной пищи. И Бог еще раз приготовил путь. Под мудрым руководством Иосифа в Египте был достаток. И сегодня под руководством Иисуса Христа найдется и хлеб и вода для насыщения жаждущих сердец.

Давайте честно спросим себя: почему эти люди изголодались, тогда как могли бы пиршествовать? Почему они сохнут, тогда как могли бы пить?

Глава 3 Печаль Господня

Кто печалится с Богом о гибели Его детей? Что причиняет Ему скорбь, и как мы можем обратить Его плач в ликование?

Джозеф Паркер был пастором лондонской церкви «Сити Темпл» на протяжении тридцати трех лет в конце XIX века. Однажды он сказал: «Все когда-либо произнесенные проповеди можно изложить в сокращении на нескольких листах бумаги. Проповеднику в действительности нечего сказать, кроме того, что Бог желает, чтобы все люди вернулись к Нему. И чтобы вернувшиеся к Нему развивались и укреплялись во всей праведности».

Наверное, поэтому пророк Михей сказал: «О, человек! сказано тебе, что - добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Мих. 6:8).

Соломон пришел к похожему выводу: «Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека; ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо» (Еккл. 12:13-14).

И конечно же, Иисус подытожил весь закон и пророков, сказав: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Матф. 22:37-40).Ты обнаружишь одну связующую нить во всей этой книге. Познаваемое нами уже было познано теми, кто шел до нас, и будет познано теми, кто пойдет после нас. Другими словами, учение вечно, так как его истина — навеки.

Проблема возникает, когда нас учат, учат и учат, а нам это учение так и не нравится. Когда же все эти знания укоренятся, вырастут и принесут плод? Когда начнет Слово жить в нашей жизни? Когда его учение станет для нас нормой жизни? Мы, кажется, «всегда учащиеся и никогда не могущие дойти до познания истины» (2 Тим. 3:7). Сказано, что для сформирования устойчивой привычки к чему-либо необходимо повторить соответствующую последовательность действий как минимум двадцать раз подряд. К примеру, если ты хочешь научиться вставать раньше по утрам, то тебе необходимо по крайней мере двадцать раз ставить будильник на нужное время, подниматься по его сигналу и начинать свой день, перед тем, как твое тело и разум перестроятся на новый режим.

Эта истина была ясно изложена Томасом à Кемпис более пятисот лет тому назад, когда он сказал: «Привычка побеждает привычку».1 К несчастью, лишь немногие из нас готовы платить подобную цену для того, чтобы изменить некоторые из наших основных привычек. 
Если это истинно в физическом мире, то насколько больше должен духовный человек погружаться и погружаться в учение, пока его истина не укоренится в нем? Должно быть, поэтому Иисус, проведший бесчисленные часы, уча Своих учеников, дал выход Своему огорчению, сказав: «О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» (Матф. 17:17) Когда же они воистину начнут учиться? Когда же они начнут жить на людях в соответствии с тем, чему научились за столько уединенных часов занятий со своим Наставником?

Я убежден, что многие из нас подходят к точке невозврата. Или в нашей жизни произойдут радикальные перемены, или мы обречены на духовную смерть. Миллионы людей уже находятся в этой точке. Мы слышали, но не слушали. Нас учили, учили и учили вечной ценности поста и молитвы, однако мы какими были, такими и остаемся. Мы закипали на евангелизационных семинарах, посвященных Божьей любви и милости, однако мы так и не завоевываем души других людей. Мы знаем силу молитвы, однако обращаемся к ней в самую последнюю очередь. Мы знаем, что Слово Божье имеет ответ на любые обстоятельства и нужды нашей жизни, однако по-прежнему уповаем на людей и самих себя.

Наш небесный Отец вновь и вновь пытается наставить нас на путь, которым мы должны идти. Слушай, как объясняет это написавший книгу Притчей: 

Слушайте, дети, наставление отца, и внимайте, чтобы научиться разуму, потому что я преподал вам доброе учение. Не оставляйте заповеди моей. Ибо и я был сын у отца моего, нежно любимый и единственный у матери моей, и он учил меня и говорил мне: да удержит сердце твое слова мои; храни заповеди мои, и живи. (Прит. 4:1-4)

Повсюду в Слове нас терпеливо наставляет наш небесный Отец. Писавший Притчи также говорит, что «Глупый сын — досада отцу своему и огорчение для матери своей» (Прит. 17:25). Горькая реальность этой глупости доходит до нас в другом разрывающем сердце стихе: «Человек, сбившийся с пути разума, водворится [букв.: поселится и останется] в собрании [общине] мертвецов» (Прит. 21:16). Это должно стать приветственной пощечиной отступающему святому. Мой друг, бесконечное плавание по воле волн должно прекратиться.
Я верю, что эти места Писания безопасно доведут нас до гавани разумения. Мы несем ответственность перед Богом, и мы не можем более пренебрегать ею. Наши взаимоотношения с Ним не могут быть односторонними. Мы же стали изменниками в нашей с Ним связи. Мы читали о Божьем сердце Отца и о том, как Он жаждет общения с нами, но у нас, кажется, не находится времени для Него. Пред своим домом мы благоговеем больше, чем пред небесами. Мы наладили промышленную переработку вторичного сырья, а в возрождении духа потерпели крах. Спорту мы отдаем больше сил, нежели Духу; на наши дары обращаем больше внимания, нежели на Даятеля; на наши таланты — больше, нежели на Учителя. Я не думаю, что хотя бы один из читателей не согласится с этим: пора всем верующим прийти к Богу!

Глубокое влияние на мою жизнь оказал один отрывок Писания из Ветхого Завета. Большинство из нас читали его, обращая мало внимания на его глубину. Этот отрывок раскрывает нам глубокие чувства, которые Бог испытывает прямо сейчас.
Мы так озабочены своей собственной персоной, но интересовало ли нас когда-нибудь, что испытывает Господь? Задерживались ли мы достаточно надолго, чтобы расслышать Его стон? Тратили ли время на то, чтобы услышать крик Его сердца?

Я прямо сейчас попрошу тебя кое о чем. Я бы хотел, чтобы ты прочитал остаток этой главы так, как будто Господь сидит рядом с тобой и обнимает тебя. А теперь задержись на минутку и подумай об этом отрывке:

И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем (Быт. 6:5-6).

Это был стандартный перевод. Английская Библия в переводе Нью Американ Стэндэрт звучит так: «И Господь пожалел, что создал человека на земле, и опечалился в сердце Своем» («и сердце Его наполнила боль», Нью Интернэшнл Вершн).

Этот отрывок напрямую связан с одним местом Нового Завета: «Но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого» (Матф. 24:37). Вся наша проповедь и учение об этом отрывке сводятся к нашим злым временам и внезапности возвращения Господа. А что же с Тем, Кто Господь над всем этим? Что же с Тем, Кто удерживал шлюзы? Что Он чувствовал (и чувствует)?
Мы знаем, каким злым стал—да и по сей день остается—человек, но что же с Тем, Кто его поселил на земле? Все совратились как овцы, но что же с Пастырем? Все творение сквернословило и жаловалось, но что же чувствовал Творец?

Многие, возможно, помнят бодрящий классический гимн «Весь мир в Его руках». Ладно, если мы верим, что он в Его руках, что же, по нашему мнению, Он с ним сделает?

Мы поем эту мелодию с радостью в сердце, утверждая, что на нас Его грозная защита. Но слушает ли Бог эти слова с той же восторженной радостью? Посмотри на то, что Он делал тогда, во дни Ноя, когда весь мир был в Его руках!

Я не раз слышал, как родители в шутку говорят своим непослушным детям: «Я тебя в этот мир привел, и я могу тебя из него убрать». Что ж, Бог привел человека в этот мир и может убрать его оттуда в любой момент! Но что же заставило Его медлить во дни Ноя, и почему Он медлит сейчас?

Во времена Ноя люди так сокрушили сердце Бога, что Он находился в глубоком горе. Человек изобиловал земными удовольствиями, но, утратив благочестие, обнищал морально. Человек духовно умер, и Бог сокрушался его смертью. Многие великие богословы соглашаются, что Божья «скорбь», упомянутая в 6-м стихе, была глубочайшей формой печали. На языке подлинника это слово нахам, означающее: «судорожно дышать, оправляться от глубокой скорби». Бог опечалился до такой степени, что, как представляется из текста, Он задыхался от горя. Он оплакивал духовную смерть и вечную разлуку с человеком — Его творением и другом.

Фрэнсис Паркмэн писал более 100 лет тому назад: «Когда нас бросает друг, то для нас он, по большому счету, умирает. В нашем сердце появляется пустота, и мы не знаем, чем ее наполнить. Мы смотрим по сторонам, и не видим ничего способного или достойного занять это священное место. Все земное и человеческое кажется нам неподходящим, несоразмерным и слишком низким».2

Человек на протяжении всей истории старался, как мог, справиться с горем. У евреев были свои обычаи поведения в глубокой скорби. Во времена плача провозглашали пост, носили вретище, и плачущие зачастую лежали на земле. Во время сильных вспышек печали, во внезапных приступах плача они заламывали себе руки над головой или били себя в грудь. Говорили, что опытные плакальщики даже вырывали свои волосы и бороды.3

Плач обычно длился семь дней. Богачи часто нанимали профессиональных плакальщиц, издававших во дни плача сильные стоны и вопли в доме и на могиле. В некоторых странах и по сей день сохранились многие подобные обычаи.4 
Как же Бог переносит скорбь и печаль? Человек духовно умер, и Дающий жизнь оплакивал его утрату. Кто же скорбит вместе с Богом о смерти Его детей?

Бог успел вкусить общения со Своим творением. Он дорожил обществом таких людей как Енох: «И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его» (Быт. 5:24). А разложение таких людей как Каин Бог проклял. «И сказал [Господь]: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли; и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей» (Быт. 4:10-11).

Такая была у Господа печаль. И утешения ждать было неоткуда. Все звери полевые и птицы небесные не могли облегчить боль потери Его возлюбленного друга.

С умножением человека на лице земли умножилась и злоба. Во дни Ноя пора было что-то делать. Бог сказал: «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками» (Быт. 6:3). Воистину, что-то будет сделано и сегодня. Каждое действие вызывает противодействие. Томас Адамс, благочестивый английский проповедник XVII века, метко сказал: «Плевок, пущенный человеком в Небо, возвратится и упадет на его же лицо».5 Плевки человека на земле сотворили на небе грозовую тучу.

Я призываю вас всерьез заняться изучением этой формы печали. Одним из источников информации может стать разговор с директором похоронного бюро в вашем городе. Попросите его рассказать вам о самой тяжелой боли и сердечной муке, виденной им. Возможно, он расскажет вам о матери, малолетний сын которой ехал на велосипеде, попал в аварию и погиб. Она застыла от потрясения на несколько часов. Тяжелейшая из всех известных человечеству скорбь сомкнулась над ней как волны морские. Она ухватилась за гроб и не сводила глаз с трупа, испуская вопли и скорбные стоны. Напоследок, она пригнулась и поцеловала холодную, безжизненную щеку своего малыша, облив его лицо слезами.

Ее боль была неописуемой. Никакое человеческое утешение не могло прикоснуться к ней. Временами ее судорожные крики наполняли зал. Она выгибалась, плача и рыдая, часто теряя дыхание. Такая боль очень глубока; скорбь просто сокрушающая. И крики ее зачастую пронзали бы окружающих, которые чувствовали бы ее горе и разделяли бы ее скорбь.

Возможно теперь мы начинаем понимать ту боль, которую испытывал (и продолжает испытывать) Бог из-за потери Своих возлюбленных детей. Он раздираем надвое. Его сердце обливается кровью. Именно те, кто были сотворены, чтобы приносить Ему радость, причиняют Ему невыносимую скорбь.

Помни, что ты пригласил Господа посидеть рядом с тобой, пока ты читаешь. Теперь задержись на минутку. Взгляни в глаза Иисуса. Скажи мне, плачет ли Он сегодня так же, как плакал над Иерусалимом?

Обними Его. Утешь Царя. Тихо посиди с Ним, как ты посидел бы с кем-то, объятым человеческой скорбью. Иногда лучшее, что можно сделать—это просто побыть рядом в безмолвии, хотеть и быть готовым удовлетворить любое Его желание.

А теперь давайте сделаем нечто непривычное. Давайте приблизим все это к себе еще сильнее, пойдя на шаг вперед и поместив свое имя в текст Писания. Получится что-то типа этого:
«И увидел Господь [Бог], что велико развращение Стива на земле, и что все мысли и помышления сердца Стива были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал Стива на земле, и восскорбел в сердце Своем».

Слово продолжается: «И сказал Господь: истреблю с лица земли Стива, которого Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их».

Мой друг, вот с этого нам всем следует начать. Как верующие, мы никогда не должны полагать, что все и так хорошо. Как сказал Апостол Павел церкви в Коринфе, нам нужно постоянно исследовать самих себя, действительно ли мы в вере (2 Кор. 13:5). Задай себе следующие вопросы:

  • Может ли такое быть, что я — в непослушании Господу?
  • Может ли в моей жизни быть что-нибудь такое, что огорчает Бога?
  • Угодны ли Господу мои дела, или же я причиняю Ему скорбь?
  • Доволен ли Бог, что привел меня в этот мир, или же Его сердце сокрушается из-за моей жизни?
  • После моей первой спасительной встречи с Ним, возможно ли принять Его еще сильнее? Ожидает ли Бог чего-либо от меня?

А теперь лишь на короткое время покинь твое место рядом с Господом и пади ниц пред Ним. Омой Его ноги своими слезами. Присоединись к ученикам, по очереди отозвавшимся на сказанное Господом: «Один из вас предаст Меня». «Не я ли, Господи?» — кричали они. «Воистину не я, Наставник. Господи, возможно ли, чтобы я причинял тебе боль и печаль?»
Увидь какое расстояние отделяет тебя от Господа. И начни заполнять эту пропасть своими слезами. 

Теките, теките, неспешные слезы,
Омойте эти прекрасные ноги,
Принесшие с неба
Благую весть и Князя мира.

Не переставайте, полные слез глаза,
Призывать Его милость;
Ведь грех нескончаемо
Взывает о мщении.

Пусть в вашей глубокой реке
Потонут все мои страхи и недостатки;
И не дайте Его глазу 
Увидеть грех, кроме как сквозь мои слезы.6

«Есть печаль ради Бога, — сказал шотландский проповедник XVI века Джон Уэльш — которая ведет к жизни. Эту печаль производит в человеке Дух Святой. Она охватывает сердце благочестивого верующего, и он оплакивает грех, потому что он настолько неприятен Богу, такому дорогому и любящему этого человека Отцу».

Как мы огорчаем Господа

Остаток этой главы посвящается некоторым сферам нашей жизни, приносящим нашему Господу огорчение. Мы никоим образом не сможем охватить все, что Его печалит. Подробный, исчерпывающий список потребовал бы отдельной книги. Мы же коснемся нескольких особо упомянутых в Слове Божьем сфер.

В конце главы мы порадуемся одному из самых многообещающих отрывков Писания в Слове Божьем: «Ной же обрел благодать пред очами Господа [Бога]» (Быт. 6:8). Эти два слова — «Ной же» — как галогенные фонари, горящие во тьме. Они вдыхают надежду во всякого, сбившегося с пути разумения. Это слова воскресения мертвым.

Мы закончим тем, что подставим свои имена вместо имени Ноя. «Стив же обрел благодать пред очами Господа». Мы исследуем три качества Ноя и постараемся привить их себе. Но перед тем, как мы сможем это сделать, мы должны рассмотреть несколько сфер, которые огорчают Господа:

1. Мы огорчаем Его, когда не знаем Его путей и пренебрегаем Его великим делом Примирения.

Дети Израилевы огорчали Господа в пустыне. «Сорок лет Я был раздражаем родом сим, и сказал: это народ, заблуждающийся сердцем; они не познали путей Моих» (Пс. 94:10). Он обеспечивал их во всех их нуждах, но этого им всегда было мало. Они всегда хотели большего!

Теперь, тысячи лет спустя, мы по-прежнему огорчаем Господа, не зная Его путей. Он еще раз обеспечил нас во всех нуждах, а мы все равно проходим мимо Его!
Примирение означает восстановление; оно подчеркивает соединение прежде разлученных. Таковым было дело Божьего жертвенного Агнца. Он отдал лучшее от Себя, чтобы мы имели жизнь. И дело это совершено. Крик Иисуса: «Совершилось» был всеобъемлющей декларацией, охватывающей все, что требовалось сделать для прощения человека. «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Иоан. 1:29). Иисус есть путь. Нам не следует что-нибудь добавлять к Нему или отнимать от Него. Это огорчает Его. Все, что нам нужно — это знать Его.

Бог пришел к человеку. Он взял на себя всю боль, все хождения по пустыне, всю печаль и отверженность. Он обеспечил нас во всем. «Он страдал невыносимой болью в саду и на кресте; Он испытывал невыразимую скорбь, будучи оставлен Отцом, брошен учениками, оскорблен и осмеян врагами, неся проклятье за нас» (Тимоти Роджерс, Англия, 1660—1729).7 
За несколько коротких лет Иисусу пришлось стерпеть столько зла, сколько нам с тобой едва встретится за всю жизнь. «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4:15).

И все же Иисус прошел по этой мирской, полной страданий пустыне без жалоб и без ропота. Послушай слова Джозефа Халла:

Что же я вижу? Мой Спаситель в муках, и ангел укрепляет Его. О, этот чудный промысел Всемогущего! Чтобы вечному Сыну Божьему, Который пообещал послать Утешителя Своим последователям, Самому потребовалось утешение! Чтобы Тот, о Котором голос с небес сказал: «Сей Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение», боролся с гневом Своего Отца даже до крови! Чтобы Господь Жизни сказал, изнывая от ужаса: «Душа Моя скорбит смертельно!» (Матф. 26:38). О, Спаситель, вот каково наказание мира нашего, которое и Ты был готов понести, и Твой Отец был готов навести на Тебя. Малейшее прикосновение хоть к одной из этих мук было бы для меня как минимум адом.8 

Как же мы можем не радеть о таком спасении? Как же мы можем умалять такие страдания? Дело искупления совершено. Мы должны проповедовать полное примирение!

Мне вспоминается одно большое евангелизационное собрание, на котором присутствовала внушительная группа необращенных молодых людей. Я был где-то на середине проповеди, как вдруг Господь пронзил меня божественным откровением. До этого я минут двадцать рассказывал яркие истории обращения людей к Богу. В надежде привлечь внимание слушающих, я рассказал им о том, что видел сам: как один из членов мотоциклетной шайки «Ангелы ада» плакал у креста, как десятки подростков таяли в присутствии Господа, как одержимые кричат в агонии, слыша проповедь об Иисусе. Однако, чем больше историй я рассказывал, тем дальше от меня становились эти молодые необращенные души. Они начали посмеиваться и буянить. Кто-то стал открыто насмехаться над проповедью. 
И тогда Бог сказал мне: «Проповедуй о крови, Стив. Если Я буду превознесен, то привлеку всех к Себе. Говори о моих страданиях, Моей боли, о Кресте».

Я огорчал Святого Духа. Тут же, на месте покаявшись в том, что действовал без Бога, я поспешно подстроился под Его проповедь и план. Прошло всего несколько минут, и мои слушатели безудержно плакали. Чем больше я проповедовал о кресте, тем сильнее они плакали. Площадка у алтаря была переполнена. Мои причудливые истории не принесли удовлетворения. Его жертва освободила их!
Не обходи кровь стороной и не прячь крест, чтобы удержать толпу. Его дело примирения совершено!

2. Мы печалим Господа своим непослушанием.

«Одного свободного и открытого исповедания наших многих прегрешений еще недостаточно. В направленное к нам Божье слово прощения внедрен призыв к послушанию».9

Сколько раз должен Иисус просить нас о чем-то, чтобы мы начали это делать? Представь себе, что ты—Отец, а твое дитя кое в чем ведет себя не так, как ты хочешь? Сколько раз ты бы позволил своему ребенку ослушаться тебя, не прибегая к наказанию? Почти все мы ответим одинаково: немного! Наш гнев быстро сошел бы на этого ребенка!

Однажды, перед тем, как получить вполне заслуженную порку, мой маленький сын Райан закричал: «Я люблю тебя, папа! Я люблю тебя, папа!» Мой совет был прост: «Райан, если ты меня любишь, то слушайся меня!»
Апостол Иоанн писал: «Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям Его» (2 Иоан. 6). Будь послушен этому тихому, нежному голосу! Вотчман Ни однажды сказал, что если мы будем заботиться о Божьих интересах, то Он будет заботиться о наших.10 Воистину, послушание лучше жертвы. «Послушание лучше жертвы и повиновение лучше тука овнов» (1 Цар. 15:22). Отправлять ритуалы гораздо легче, чем послушаться голосу Господа. Мы успокаиваем свою совесть, предлагая Ему наше служение вместо нашей жизни.
Я никогда не позабуду одного мужчину, который обнял меня во время собрания, безудержно рыдая. Я проповедовал в его церкви и призвал к алтарю всех, кто хотел помолиться.

«Когда мне было шестнадцать лет, Бог призвал меня поехать на миссионерское поле,—исповедовал он, утирая слезы. Было видно, что он искренне сокрушен. — Я выдвинул себе оправдания и не пошел вслед за призывом Божьим. Прошли годы, я создал процветающую фирму и заработал кучу денег. Последние сорок пять лет я ходил без Бога. Я был в церкви, состоял в служении дьякона, приносил десятину, но все эти годы я ходил без Бога!»

Какая печальная, жалкая и нелепая ситуация! Более четырех десятков лет он жил вне воли Бога! Я посоветовал ему покаяться и вовлечься во все миссионерские проекты, какие он только знает. «Не ограничивайся одним только исповеданием своей ошибки, — сказал я. — Покажи Богу как серьезно ты решил измениться!» Я рассказал ему об одной супружеской чете, изучающей испанский в нашем Институте иностранных языков в Коста-Рике. Они собрались поехать на миссионерское поле. Никогда не поздно начать ходить в послушании!

Послушание лучше, нежели жертва. Бог не желает актов раскаяния с нашей стороны. Он хочет, чтобы мы жили жизнью послушания.
 

3. Мы печалим Господа, отвергая Его присутствие.

Мы отвергаем присутствие Божье своими повседневными делами. Куда девался в нас страх Божий? «Может ли человек скрыться в тайное место, где Я не видел бы его? говорит Господь. Не наполняю ли Я небо и землю? говорит Господь» (Иеремия 23:24).
Почему мы прячемся от Его присутствия? Потому что, подобно Адаму и Еве, мы пытаемся прикрыть свои прегрешения. Мы ищем укромного места в чаще. «И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая» (Быт. 3:8).

Какая глупость! Играть в прятки с Богом — это безнадежно. Бог видит сквозь деревья! Да и сама природа разве не учит нас, что прятаться под деревом от бури опасно? В него может ударить молния! Будь нараспашку перед Господом; исповедуй свои грехи. Покайся. Попроси у Него прощения. Не беги прятаться!

Послушай слова Исайи: «Вас обрекаю Я мечу, и все вы преклонитесь на заклание: потому что Я звал, и вы не отвечали; говорил, и вы не слушали, но делали злое в очах Моих и избирали то, что было неугодно Мне» (Исаия 65:12). 
Почти все мы делаем вид, что верим, что Бог — повсюду, и однако же живем, как будто Его нигде нет. Это—суровое отягчающее обстоятельство греха. Нарушить закон царя у него на глазах — большая наглость, чем сделать то же за его спиной. Однако, именно это мы и делаем!

Ощутив сполна реальность своего греха, мы должны вскричать вместе с Давидом: «Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал» (Пс. 50:6).

Я не дорожил Твоим присутствием, пренебрегая Тобой, когда Твои глаза взирали на меня. Осознание этого должно пронзить наши сердца как все исповедания всех наших преступлений. Люди боятся начальства, пусть даже чисто внешне. Насколько же недостойно мы обходимся с Богом, не служа Ему даже так лицемерно, как людям!11 

Реши немедленно, что ты будешь ребенком, угодным Ему. Обними Отца, вместо того, чтобы отвергать Его присутствие. Точно так же, как Адам и Ева были вынуждены во всем признаться, рано или поздно мы все станем пред Ним. Не лучше ли сделать это сейчас, добровольно, чем потом, будучи зажатыми в чаще страха?

Нам стоит поучиться у Давида. Когда мы поступаем неправильно, нужно в этом признаваться. Мне приходят на память слова английского проповедника Эйбрахама Райта (1611—1690): «Мы можем чувствовать Божью отеческую руку на себе, когда Он наказывает нас, точно так же, как и когда Он ласкает нас».12 Он—наш Отец. Он поправляет нас, поскольку любит нас. Он думает наперед, на всю вечность.

4. Мы печалим Господа, держа идолов в своей жизни.

Идол — это все, что устраивается выше Бога в нашей жизни. Писание ясно говорит: идолопоклонство — это грех, наводящий жесточайшую кару!

Идол гордости—когда человек считает себя кем-то или желает возвысить свое имя над другими — опустошил Америку. Гордость — это, по определению, «самодовольство, чувство собственного превосходства». Это — человек, наслаждающийся всей своей пышностью и силой.
Некто сказал, что если сатане не удается удержать человека на нижней ступеньке, то он помогает ему забраться наверх, чтобы потом столкнуть его оттуда. Сколько крупных церковных лидеров поднялись на вершину и потом слетели вниз? Видные христианские деятели ведут себя так, как будто и впрямь существует некая «небесная аллея звезд», на которой их следам будут поклоняться люди. Истинно, они уже получают награду свою: идолопоклонство. Но Господь не попустит этому быть. Есть лишь одна звезда: Утренняя Звезда! Посмотри как яростно нападал на идолопоклонство Стефен Чарнок:

Похитить честь, подобающую Богу и отдать ее чему-то, не вышедшему из-под Его руки, чему-то противному Его очам — это беспокоить Его, принуждая Его праведное дыхание разжечь неугомонный вовеки ад, это—обесчестить Бога своей душеубийственной похотью, это — хуже, чем предпочесть Варавву Христу.13 

Помни, Бог всегда смотрит на сердце. Скрупулезный самоанализ нашего горделивого отношения к жизни никогда не помешает. Мы должны смотреть на себя так же, как на нас смотрит Бог. Скажем, если бы на широком экране вдруг каждому стали бы видны все те мысли, которые посещали нас на прошлой неделе, то что бы мы сделали? Полностью опозоренные, мы ползком бы выбрались из зала. То, что видно на экране—это и есть мы, хотя людям мы такими не казались. Внутренний человек—вот что печалит Бога. «Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце» (1 Цар. 16:7).

Несколько лет назад меня так обрадовал пастор одной крупной церкви пятидесятников, который вырвался из своего воображаемого мира. Он сказал: «Я прошел весь круг. Когда было построено это новое здание, я увлекся всем этим блеском и очарованием. Но сейчас мое сердце требует могущественных дел Божьих. Я и вся моя церковь, мы ищем Его как никогда прежде».

Вечернее богослужение в той церкви стало подтверждением этих слов. Какой неслыханный голод был в тех людях! Сотни людей устремились за Господом к алтарям. Малые дети рыдали, глядя, как их мамы и папы плачут перед Господом. Какой чудный, благочестивый пример подавали им—печаль ради Бога ведет к покаянию! Так радостно было на это смотреть. А Господу это, наверное, было еще приятнее! (Кстати, эта церковь — Браунсвилльская Ассамблея Божья в г. Пенсакола, штат Флорида. В День отца в 1995 году их молитвы были услышаны. Сила Божья, словно могучая река, переполнила церковь. Сотни тысяч людей продолжают входить плотным потоком в ее двери, чтобы пережить прикосновение Господа. Десятки тысяч человек покаялись и приняли Иисуса как своего Спасителя.)

Сколько же уважаемых руководителей, упав вниз головой с веранды замка своего чванства, вдребезги разбили свою порядочность? Их отравил их высокий пост! Какую же печаль это, должно быть, доставляет Господу. Он уже много лет видит одно и то же:

…Какую неправду нашли во Мне отцы ваши, что удалились от Меня и пошли за суетою, и осуетились, и не сказали: `где Господь, Который вывел нас из земли Египетской…?' И Я ввел вас в землю плодоносную, чтобы вы питались плодами ее и добром ее; а вы вошли и осквернили землю Мою, и достояние Мое сделали мерзостью (Иер. 2:5-7). 

Посмотрите, что мы сделали с Америкой. Наше стремление к знаниям превратилось в вопиющее идолопоклонство. Подобно Адаму и Еве, мы жаждем откусить от плода познания добра и зла. Мы хотим стать такими, как Бог. «Знание — сила», — провозглашаем мы в наших школьных кабинетах.

Существует движение, называемое «евгеника», посвященное улучшению рода человеческого посредством контроля наследственности. Да-да, мы даже экспериментируем над клонированием эмбрионов. Теперь нам кажется, что сила жизни в наших руках. Технология зашла слишком далеко. Это не рассвет эры евгеники: это — осуждение эры человека!

Иисус предупреждал, что пусть лучше наше сердце будет полно Бога, чем голова — знаний. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Матф. 16:26). Однако ученые настаивают, что мы стоим на пороге понимания тайны творения. Какое идолопоклонство! Джереми Тэйлор, англиканский пастор семнадцатого столетия, сказал: «Что может быть глупее, чем полагать, что все это уникальное устройство небес и земли могло появиться случайно, в то время как никакого мастерства не хватает на то, чтобы создать хотя бы одну устрицу?»14 А Соломон сказал: «Во многой мудрости много печали» (Еккл. 1:18). Мы можем до поздней ночи погружаться в учебники по археологии, но однажды мы предстанем перед Тем, Кто повелел всему этому быть. Мы можем боготворить свою планету, потратить миллиарды на ее спасение и потерять свои собственные души. Какая ирония, какое идолопоклонство!

«За что поступил так Господь с землею сею и с храмом сим? И скажут: за то, что они оставили Господа, Бога отцов своих, Который вывел их из земли Египетской, и прилепились к богам иным, и поклонялись им, и служили им, - за то Он навел на них все это бедствие» (2Пар. 7:21-22).

Недавно я заставил одного юношу задуматься: а любит ли он Христа? Он сидел со своей девушкой, которая, очевидно, вскружила ему голову. Господь указал мне на него и велел сказать: «Если бы ты влюбился в Иисуса так же, как в эту девушку, то все небо пришло бы в твою жизнь». Эти слова проникли в его сердце, и он заплакал.

Через несколько недель я получил письмо от одного из его друзей. Видимо, тот юноша воспринял мои слова как пришедшие прямо от Господа. Иисус вновь занял место на престоле. Молитвы юноши вновь были услышаны. Его отец, человек, ожесточившийся к Евангелию и годами отвергавший его, вернулся в церковь и растаял перед Господом.

Все, что занимает главенствующие позиции в нашей жизни, является идолом. Это могут быть любовницы и страны, слава и удача, гольф и рыбалка. Когда Бога отпихивают на сторону, все это становится идолопоклонством. Сколько мужчин на всем нашем континенте охотно встанут до рассвета, чтобы выудить несколько рыб, но никогда не выберутся из постели для того, чтобы искать Господа? Сколько верующих знают куда больше о том, как бегут за мячом в игре в гольф, чем о том, как бегут за Богом? Сколько молодых людей охотно расскажут вам о том, кто выиграл последний футбольный матч, но постыдятся сказать своим друзьям о том, как не проиграть свою душу? Сердце кровью обливается от такого лицемерия!

Может статься, что и само наше желание быть святым в глазах людей превратится в горделивого идола. Роберт Мюррэй Макчейн однажды заявил: «Желание прославиться своим благочестием — это такая же большая ловушка, как и желание прославиться своей ученостью или красноречием. Человек может даже наедине крайне досконально соблюдать все элементы набожности с тем, чтобы заслужить славу святого». Затем он сказал, что большую часть Божьего народа устраивает то, что они спасены от ада, который снаружи. Спасение же от того ада, который внутри человека, их не очень волнует.15

Свергни своих идолов; разбей их в мелкие куски! Пусть они сотрутся в порошок под кувалдой Господа! Угоди Господу и утешь Его печаль, став таким ребенком, который полностью повинуется Его господству. Если ты ощущаешь удары исправительной розги твоего небесного Отца, то славь Господа! Благодари Бога за то, что ты Его интересуешь. «Ибо Господь, кого любит, того наказывает» (Евр. 12:6). Джон Флавел, английский богослов XVII века, однажды сказал: «О, как многих людей уносит в ад колесница земных наслаждений, в то время, как плеть страданий загоняет на небо других!»16

Теперь, когда, исследовав сердце Божье, мы начинаем слышать его стук и видеть жизнь глазами вечности, пусть слова этой книги вцепятся в нас и огорчат нас. Есть ли еще что-то в нашей жизни, что огорчает Господа? Как насчет неблагодарного сердца? Неблагодарность огорчает Господа. Я советую читателю уединиться с Богом, погрузиться в Писание и позволить Ему раскрыть все, что печалит Его. Пора положить конец тому, что мы доставляем Ему эти ненужные печали. Пожалуйста, пойми, что я пишу эту книгу со слезами на глазах. Я пишу эту и другие главы, горя желанием вернуть нас к раскаянию и обращению. Мы забрели так далеко, бормоча под нос слова Иеремии: «Так как я невинна, то верно гнев Его отвратится от меня» (Иер. 2:35). Однако все наоборот: мы халатны к нашим взаимоотношениям с Ним. А «Спаситель, которым пренебрегают, становится безжалостным Судьей» (Томас Бостон, писатель и священник шотландской пресвитерианской церкви, 1676—1732).

Потоп во дни Ноя не был следствием того, что Божья печаль переросла в жестокость. Нет, про жестокую печаль читали мы все. Скорбящий отец, взбешенный тем, что человеку, изнасиловавшему и убившему его дочь выносят мягкий приговор, дает волю своей необъяснимой, жестокой печали и убивает насильника. И потом сидит в тюрьме за убийство. Божья печаль не такова. Она пропитана любовью. Находясь в печали, Бог владеет Собой. В книге Амоса 8:9-10 Он говорит: «И омрачу землю среди светлого дня… и обращу праздники ваши в сетование и все песни ваши в плач… и конец ее будет — как горький день». Мы должны понять, что Он взвесил все на весах, и Его решение справедливо.

Пора плакать. Мы должны присоединиться к Господу, сокрушающемуся падением человека. Следующие слова Горация Бонара пронзали сердца читателей более ста лет тому назад, и они остаются такими же меткими, как будто он и сегодня ходит по этой земле:

Кажется, наступило время особого предостережения святым. Многие согнулись под внушением Господним. Суд начался с дома Божьего. Бог очень серьезно и досконально разбирается со своими же. Его тяжелая розга на многих святых в данный момент. Ибо Он будет только рад, если они, получив предостережение, успеют подняться до наступления злого дня.

Он поступает с ними как с Лотом в ночь перед разрушением Содома. Итак, пусть святые остерегутся. Пусть проявят рвение, покаются и творят прежние дела. Выйдут, отделятся, не касаются нечистого! Отложат дела тьмы, облекшись во всеоружие света. Он зовет их подняться на новый уровень духовной жизни; покончить с колебаниями, нерешительностью и компромиссами. Он призывает их помыслить об Апостоле и Первосвященнике их исповедания и идти по Его стопам. Он призывает их воззреть на облако свидетелей, свергнуть с себя всякое бремя и особенно запинающий их грех и с терпением проходить предлежащее им поприще — «взирая на Иисуса».

Церковь живого Бога! Остерегись. Не угождай себе, как и Иисус не Себе угождал. Живи для Него, а не для себя; для Него, а не для мира. Ходи достойно твоего имени и призвания; достойно Того, Кто искупил тебя как невесту; достойно твоего вечного наследия.
Вставай же и ты и предостерегай этот мир! Наказания, так обильно сошедшие на тебя—это предвестники огненного дождя, уготованного земле. Итак, встань и предостерегай их, умоляй их бежать от будущего гнева. Времени у них не осталось, как и у тебя. Последняя буря уже при дверях. Ее темные клубы уже видны на небесах. Суд начался с дома Божьего, а раз так, то каков же будет конец тех, кто не покоряется Евангелию Божьему!17 

Бог обозревает всю землю в поиске немногих благочестивых мужчин и женщин. Он ищет Ноев, людей, которые доставят Ему удовольствие. Пусть же и в нас найдутся те качества, которые были в Ное. «Ной же обрел благодать пред очами Господа» (Быт. 6:8). 
Я рассчитываю на то, что ты все еще обнимаешь Господа. Продолжая, давайте посмотрим, почему же Ной обрел благодать пред очами Господа:

Во-первых, он был праведен:

Сын человеческий! если бы какая земля согрешила предо Мною, вероломно отступив от Меня, и Я простер на нее руку Мою, и истребил в ней хлебную опору, и послал на нее голод, и стал губить на ней людей и скот; и если бы нашлись в ней сии три мужа: Ной, Даниил и Иов, - то они праведностью своею спасли бы только свои души, говорит Господь Бог (Иез. 14:13-14).

Ной был нравственно чист. Он был целомудренным человеком, крепко держащим знамя Божие.

Во-вторых, Ной жил в близости к Господу. «Ной был человек праведный и непорочный в роде своем; Ной ходил пред Богом» (Быт 6:9). Текст подлинника подразумевает непрерывное общение с Господом. То же слово описывает взаимоотношения Еноха с Богом. Интересно, что Бог забрал Еноха и оставил Ноя!

В-третьих, Ной был послушен. «Верою Ной, получив откровение о том, что еще не было видимо, благоговея приготовил ковчег для спасения дома своего; ею осудил он (весь) мир, и сделался наследником праведности по вере» (Евр. 11:7). Помни: Ною потребовалось более ста лет, чтобы построить ковчег. Бог сказал ему сделать это; Он не говорил, как много времени на это уйдет! Послушание!
«Но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого» (Матф. 24:37). Давайте решим, что мы будем Божьими Ноями в эти последние дни. Обратим плач Бога в ликование!...

Всю книгу вы можете найти в интернете по адресу: http://presviter.info/books/1232-stiven-khill-vremja-placha.html

Контакты

Церковь «Святой Троицы» ХВЕ

Телефон: (3513) 57-98-00 
e-mail: hvemiass@gmail.com

Богослужения проводятся каждое воскресение. 
Начало в 10.00 и 14.00

Адрес Дома Молитвы: 
456300 г. Миасс, ул.Лихачева 1а

К покаянию