Интервью Андрея Лисовского газете "Вера и Общество"

Интервью Андрея Лисовского, старшего пастора церкви «Святая Троица» города Смоленска газете "Вера и Общество".

– Андрей Владимирович, ваша церковь известна своей работой с детьми. Почему вы делаете акцент на детском служении?

Моя жена руководитель детского служения в Центральном Федеральном округе. Недавно мы посетили Бразилию. И наша беседа с руководителем детского служения в Бразилии подтвердила то, что было в нашем сердце. Еще в 1984 году Бог дал им откровение о том, что дети – это не будущее, а настоящее церкви. В прошлом году на их ежегодном евангелизационном служении было 413 тысяч детей.

Совместно со служением «Книги Жизни» мы проводили социальные опросы в школах Смоленска, чтобы узнать истинное положение дел. И мы видим, что мораль в школах упала до очень низкого уровня. Оказалось, половина учащихся с 9 по 11 класс имеют сексуальные отношения, столько же курят. Мы живем в последнее время, когда враг бросает все свои силы против детей, чтобы разрушить их жизни, порой мы видим шокирующие картины, хотя для многих они стали нормой жизни.

Уже никого не возмущает тот факт, когда на крыльце школы стоят преподаватель и учащийся 5-ого класса и вместе курят. Грех молодеет с каждым годом. К нам, в реабилитационные центры, приходят подростки 13-ти лет, которые за свою недолгую жизнь испробовали все пагубные привычки, приобщились ко греху.

Можно стать свидетелем того, как во время субботников в школах дети собирают горы шприцов. Враг бросает все силы, чтобы у церкви, у наших городов не было будущего.

Что мы можем делать? Мы проводим в школах профилактические беседы о разрушительных последствиях курения, алкоголя, наркотиков, добрачных отношений. Нам нужно много молиться за наших детей, уделять им больше внимания, проводить с ними время. Иначе наши дети не войдут с нами на небеса.

– При вашей церкви существует детский приют. Расскажите об этом.

– В 1996 году, когда церковь в Смоленске только организовывалась, к нам в миссию стали приходить дети с улицы с просьбой накормить их. Потом эти дети стали приходить постоянно. Мы поняли, что недостаточно просто их кормить. Стали с ними читать детскую Библию. Собралась большая группа до 30 детей, которые никому не были нужны: ни школе, ни родителям. Многим детям опасно было находиться в своих семьях. Их родители были наркоманами или алкоголиками. Так, одну девочку мама за бутылку водки готова была предложить любому мужчине. Решили, что тех, кто захотят, будем оставлять ночевать. Поставили им условие, что они должны будут ходить в школу. Половина из них отсеялась, осталась группа около 15 человек. Это было время, когда в стране не запрещалась подобная работа без оформления документов. Это была как группа продленного дня. Дети приходили к нам, кушали, делали уроки, мы занимались с ними.

Сейчас ситуация в стране изменилась. Государство оказывает большое внимание детям, и та форма – приюты без регистрации – уже не может существовать. Но есть и государственные программы, которые позволяют верующим служить детям в детских домах. Это патронатное воспитание. Дети, которые были в нашем приюте, уже все выросли, обзавелись своими семьями, у них родились дети. В этом году мы в церкви сыграли две свадьбы. Сейчас приеду на еще одну свадьбу. На данный момент в приюте осталось два ребенка, которые пробудут у нас до своего совершеннолетия.

Совсем недавно вышел закон, который позволяет организовывать негосударственные детские дома. Было бы хорошо, если бы церковь обратила внимание именно на ту категорию детей, которые выходят из детских домов. Эти дети не могут адаптироваться к миру, не подготовлены к жизни в социальной среде. Официальная статистика в нашем городе год назад была таковой: каждый третий выпускник детдома становится бомжем, каждый пятый – преступником (девочки – проститутками), каждый десятый заканчивает жизнь самоубийством. Хорошо было бы, если христиане открывали социальные приюты, где учили детей всем необходимым в жизни навыкам, например, тем, как распоряжаться финансами, да вплоть до того, как приготовить себе еду. Ведь раньше все за них делал персонал детского дома.

– Вы заговорили о патронатном воспитании. Кто-то откликнулся на эту программу в вашей церкви?

– В церкви мы начали с того, что стали брать детей из детских домов в свои семьи на выходные. Это тоже интересная программа, которая позволяет показать ребенку, что такое семья. Не для того, чтобы их баловать, но показать, что есть нормальные семейные отношения. Физические нужды этих детей обеспечены, но им не хватает человеческого тепла, любви. Когда мы приезжаем в детский дом, то у них борьба идет за твой бок, чтобы просто прижаться к тебе и посидеть с тобой какое-то время. В первое время у меня ком к горлу подступал, я сдерживался, чтобы не расплакаться.

Перемены произошли и в моей семье. Мы с женой не можем иметь детей. И в одном детском доме, куда мы год приходили служить, общаться с детьми, играть с ними в футбол, мы взяли двоих детей. Это было два года назад. Мы не думали, что именно так будет, но Господь нас в этом благословил. Это брат с сестрой, девочке 14 лет, мальчику – 12.

– Расскажите, как решились?

– Молились. До этого момента мы делали три попытки, но Бог закрывал все эти возможности. И однажды Бог побудил нас к этому. Поэтому мы сделали этот шаг, хотя было много препятствий.

Мы говорим тем верующим, кто хочет взять детей на патронатное воспитание, что необходимо молиться об этом и делать этот шаг, когда Бог скажет. Не потому что жалко стало ребенка или это модно, или для того, чтобы свое материальное положение поправить. Все это еще больше усугубит жизнь ребенка.

– Изменилась ли ваша жизнь после того, как у вас появились дети?

– Очень сильно. Во-первых, мы думали, что жизнь детей начнет меняться, но больше Бог работал с нами. За десять лет совместной жизни мы привыкли жить в своем русле, а тут появляются два новых человека, с которыми приходится считаться. Происходит сильная ломка. У нас были стереотипы, как должно быть, а на самом деле оказывалось, что не так надо поступать. Нужно было самим смиряться, любить детей такими, какие они есть. Были и кризисы, когда дети пробовали курить, алкоголь, даже легкие наркотики. Легче всего было сказать, извините, мы не хотим с вами иметь ничего общего, но мы понимаем, что они часть нашей семьи. Если бы это были наши родные дети, то какими бы они не были, мы бы не смогли от них отказаться, ведь так? Почему же мы должны были оставить этих ребят. Бог многому нас учит.

- Андрей Владимирович, а у Вас был пример отца?

- У меня не было доброго примера, я молюсь о своих родителях, и сегодня уже видны перемены. Все мое познание отцовства - из Библии. Я вырос в неверующей семье.

- Расскажите, как Вы пришли к Богу.

- Покаялся я в 1996 году. Сам я сибиряк, родился в Омске в 1973 году. Моя юность совпала с таким периодом времени, когда сильно была развита преступность. Я как раз отслужил в армии, и вернулся оттуда практически алкоголиком. Свой первый миллион я заработал тем, что на спор выпил литр водки. Я понимал, что качусь по наклонной вниз. Вскоре, после того, как я женился, моя жена Лариса стала посещать богослужения. Она много за меня молилась, наверное, в течение года. Я занимался криминальным бизнесом, было модно принадлежать какой-то группировке, весь город был поделен криминальными бригадами. Я сильно спивался и в 24 года стал алкоголиком. Мог из дома выйти в домашних тапочках в ларек за сигаретами и пропасть на три дня. Я понимал, что живу неправильно, но не мог с этим справиться. Не знал, что делать.

Один шаг до смерти (друзей поубивали) привел к переосмыслению жизни. Понимал, что такой образ жизни неминуемо приведет к смерти, не проживу долго.

Когда пришел на служение, меня очень удивили верующие. Они подходили ко мне и говорили, что рады меня видеть. Я стоял и думал, что если бы они знали кто я, то не радовались бы. Мне было неловко в собрании, казалось, что все на меня смотрят. Три дня перед покаянием я лежал и искал ответ на вопрос: для чего я живу? Жена понимала, что со мной что-то происходит, и очень усиленно за меня молилась. И в два часа ночи я разбудил ее и сказал, что не хочу так дальше жить, хочу обратиться к Богу, чтобы Он помог. И прямо в постели я помолился и попросил у Бога новую жизнь. И начался процесс потрясающих перемен в моей жизни.

– Какой бы совет вы дали родителям?

– Самое сложное для многих родителей – это уделять время детям. Модным стало посылать подарки на Рождество в детские дома, но это легче сделать, чем приехать самому, и побыть с этими детьми. Это же касается и семьи. Необходимо проводить время с детьми. Если не проводишь, то нет отношений, ты для них перестаешь быть авторитетом. Второй момент – это личный пример. Дети поступают так же, как и мы, берут с нас пример. Они молча копируют нас. Если мы говорим детям, что нужно молиться, но они не видят этого у нас, хотя может мы и молимся, это не будет работать. Надо находить время, чтобы вместе молиться, чтобы они видели, что ты молишься. Лучше они один раз увидят, чем сто раз им об этом сказать. Это гораздо эффективнее.

Некоторые родители, когда приходят на служение в церковь, отпускают своих детей, чтобы они где-то бегали, лишь бы им не мешали слушать проповедь. Они хотят, чтобы только им Бог говорил, но последствия мы видим плачевные. Мы должны заботиться о духовном воспитании наших детей. Есть один стереотип, что церковь, воскресная школа должна воспитывать их детей, чтобы они росли благочестивыми. Когда родители не заботятся о том, чтобы молиться вместе со своими детьми, примером своим показывать им Христа, общаться с ними, чтобы иметь доверительные отношения, потом происходит следующее: подрастая, дети перестают ходить в церковь. Так давайте будем думать не только о себе, но и о детях.

Добрый пример

Когда произошла трагедия в Беслане, дети из воскресной школы нашей церкви решили собрать деньги, чтобы помочь пострадавшим. Они собрали 400 рублей. Сумма получилась небольшой, и можно было бы решить, что эти деньги никому не принесут пользы. Но мы на десятый день после трагедии поехали в Беслан, и остановились в одной верующей семье. Наша сестра во Христе и ее двое детей были заложниками в той школе, и во время освобождения, когда произошел взрыв, ее старший сын погиб.

Еще до приезда к ним Бог побудил нас купить на эти 400 рублей большой торт и ананас. Вроде бы странно, с тортом ехать в гости к людям, у которых произошло горе. Когда мы приехали, то узнали, что у младшего сына сегодня день рождения. И утром он ее спросил: «Мама, а мы будем справлять мой день рождения?» Она ответила, что в этот раз не получится. Но Бог хотел послужить этому маленькому мальчику, и наш торт пришелся кстати. Мы были рады, что то малое, что имели, стало благословением для этого ребенка. Однажды Бог открыл нам, что дети – это не будущее, а настоящее. Потому что будущего не бывает без настоящего. Если сейчас, в настоящее время, мы не обратим внимания на детей, то будущее не состоится. Это произвело добрые перемены в детской работе.

По материалам сайта РЦ ХВЕ от 26 сентября 2008 г.

Контакты

Церковь «Святой Троицы» ХВЕ

Телефон: (3513) 57-98-00 
e-mail: hvemiass@gmail.com

Богослужения проводятся каждое воскресение. 
Начало в 10.00 и 14.00

Адрес Дома Молитвы: 
456300 г. Миасс, ул.Лихачева 1а

К покаянию